Что нового Оглавление Поиск Закладки Словарь Вход EN / RU
Адрес: Три корзины (основные тексты) >> Корзина наставлений (Сутта Питака) >> Собрание наставлений средней длины (Маджджхима Никая) >> МН 27 Малое наставление о сравнении со следами слона
<< Назад Далее >>
Отображение колонок




МН 27 Малое наставление о сравнении со следами слона Палийский оригинал

пали khantibalo - русский Комментарии
288.Evaṃ me sutaṃ – ekaṃ samayaṃ bhagavā sāvatthiyaṃ viharati jetavane anāthapiṇḍikassa ārāme. Так я слышал: однажды Благословенный находился в Саваттхи, в роще [принца] Джеты, в монастыре Анатхапиндики. Словами Будды - сутта целиком
Все комментарии (1)
Tena kho pana samayena jāṇussoṇi brāhmaṇo sabbasetena vaḷavābhirathena [vaḷabhīrathena (sī. pī.)] sāvatthiyā niyyāti divādivassa. В то время брахман Джануссони посреди дня выезжал из Саваттхи в полностью белой колеснице, запряжённой белыми кобылами.
Addasā kho jāṇussoṇi brāhmaṇo pilotikaṃ paribbājakaṃ dūratova āgacchantaṃ. Брахман Джануссони уже издалека увидел странника Пилотику.
Disvāna pilotikaṃ paribbājakaṃ etadavoca – Увидев странника Пилотику он сказал ему так:
"Handa, kuto nu bhavaṃ vacchāyano āgacchati divādivassā"ti? "Откуда господин Ваччхаяна идёт посреди дня?"
"Ito hi kho ahaṃ, bho, āgacchāmi samaṇassa gotamassa santikā"ti. "Любезный, я иду от отшельника Готамы."
"Taṃ kiṃ maññati, bhavaṃ vacchāyano, samaṇassa gotamassa paññāveyyattiyaṃ? "Что господин Ваччхагота считает о чистоте мудрости отшельника Готамы?
"Paṇḍito maññe"ti. Полагаю, он мудрый."
"Ko cāhaṃ, bho, ko ca samaṇassa gotamassa paññāveyyattiyaṃ jānissāmi! "Любезный, кто я такой, чтобы познать чистоту мудрости отшельника Готамы?
Sopi nūnassa tādisova yo samaṇassa gotamassa paññāveyyattiyaṃ jāneyyā"ti. Чтобы познать чистоту мудрости отшельника Готамы уж точно нужно быть равным ему."
"Uḷārāya khalu bhavaṃ vacchāyano samaṇaṃ gotamaṃ pasaṃsāya pasaṃsatī"ti. "Господин Ваччхаяна воздаёт поистине возвышенную хвалу отшельнику Готаме."
"Ko cāhaṃ, bho, ko ca samaṇaṃ gotamaṃ pasaṃsissāmi? "Любезный, кто я такой, чтобы воздавать хвалу отшельнику Готаме?
"Pasatthapasatthova so bhavaṃ gotamo seṭṭho devamanussāna"nti. Отшельник Готама восхваляем восхваляемыми как лучший среди божеств и людей."
"Kaṃ pana bhavaṃ vacchāyano atthavasaṃ sampassamāno samaṇe gotame evaṃ abhippasanno"ti [abhippasanno hotīti (syā.)] ? "Какие основания господин Ваччхана видит, что у него такая убеждённость в отшельнике Готаме?"
"Seyyathāpi, bho, kusalo nāgavaniko nāgavanaṃ paviseyya. "Любезный, подобно тому как если бы лесник слоновьего леса вошёл в слоновий лес.
So passeyya nāgavane mahantaṃ hatthipadaṃ, dīghato ca āyataṃ, tiriyañca vitthataṃ. И в слоновьем лесу он увидел бы большой след слона, длинный и широкий.
So niṭṭhaṃ gaccheyya – 'mahā vata, bho, nāgo'ti. Он пришёл бы к заключению: "Воистину это огромный слон."
Evameva kho ahaṃ, bho, yato addasaṃ samaṇe gotame cattāri padāni athāhaṃ niṭṭhamagamaṃ – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Точно так же и я, увидев четыре следа отшельника Готамы, пришёл к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
289."Katamāni cattāri? Какие это четыре?
Idhāhaṃ, bho, passāmi ekacce khattiyapaṇḍite nipuṇe kataparappavāde vālavedhirūpe, te bhindantā [vobhindantā (sī. pī.) vi + ava + bhindantā] maññe caranti paññāgatena diṭṭhigatāni. Здесь, любезный, я видел некоторых мудрых кшатриев, умных, разбирающихся в учениях других наставников, меткие как лучники, поражающие волос. Они странствуют, можно сказать, сокрушая чужие взгляды своим интеллектом.
Te suṇanti – 'samaṇo khalu, bho, gotamo amukaṃ nāma gāmaṃ vā nigamaṃ vā osarissatī'ti. Они слышат: "Отшельник Готама точно придёт с визитом в такую-то деревню или город."
Te pañhaṃ abhisaṅkharonti – 'imaṃ mayaṃ pañhaṃ samaṇaṃ gotamaṃ upasaṅkamitvā pucchissāma. Они формулируют вопрос: "Мы пойдём к отшельнику Готаме и зададим вопрос.
Evaṃ ce no puṭṭho evaṃ byākarissati, evamassa mayaṃ vādaṃ āropessāma. Если на наш вопрос он ответит так, мы опровергнем его доктрину так-то.
Evaṃ cepi no puṭṭho evaṃ byākarissati, evampissa mayaṃ vādaṃ āropessāmā'ti. Если на наш вопрос он ответит этак, мы опровергнем его доктрину так-то."
Te suṇanti – 'samaṇo khalu, bho, gotamo amukaṃ nāma gāmaṃ vā nigamaṃ vā osaṭo'ti. Они слышат: "Отшельник Готама пришёл с визитом в такую-то деревню или город."
Te yena samaṇo gotamo tenupasaṅkamanti. Они идут туда, где находится отшельник Готама.
Te samaṇo gotamo dhammiyā kathāya sandasseti samādapeti samuttejeti sampahaṃseti. И отшельник Готама наставляет, восхищает, побуждает и вдохновляет их наставлением по Дхамме.
Te samaṇena gotamena dhammiyā kathāya sandassitā samādapitā samuttejitā sampahaṃsitā na ceva samaṇaṃ gotamaṃ pañhaṃ pucchanti, kutossa [kutassa (sī. syā. pī.)] vādaṃ āropessanti? И они, будучи наставляемы, восхищаемы, побуждаемы и вдохновляемы его наставлением по Дхамме, даже не задают ему вопрос, чего уж говорить об опровержении его доктрины?
Aññadatthu samaṇasseva gotamassa sāvakā sampajjanti. В реальности они становятся учениками отшельника Готамы.
Yadāhaṃ, bho, samaṇe gotame imaṃ paṭhamaṃ padaṃ addasaṃ athāhaṃ niṭṭhamagamaṃ – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Когда я увидел этот первый след отшельника Готамы, я пришёл к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
"Puna caparāhaṃ, bho, passāmi idhekacce brāhmaṇapaṇḍite - pe - gahapatipaṇḍite - pe - samaṇapaṇḍite nipuṇe kataparappavāde vālavedhirūpe te bhindantā maññe caranti paññāgatena diṭṭhigatāni. Кроме того, я видел некоторых мудрых брахманов... мудрых домохозяев... мудрых отшельников, умных, разбирающихся в учениях других наставников, меткие как лучники, поражающие волос. Они странствуют, можно сказать, сокрушая чужие взгляды своим интеллектом.
Te suṇanti – 'samaṇo khalu bho gotamo amukaṃ nāma gāmaṃ vā nigamaṃ vā osarissatī'ti. Они слышат: "Отшельник Готама точно придёт с визитом в такую-то деревню или город."
Te pañhaṃ abhisaṅkharonti 'imaṃ mayaṃ pañhaṃ samaṇaṃ gotamaṃ upasaṅkamitvā pucchissāma. Они формулируют вопрос: "Мы пойдём к отшельнику Готаме и зададим вопрос.
Evaṃ ce no puṭṭho evaṃ byākarissati, evamassa mayaṃ vādaṃ āropessāma. Если на наш вопрос он ответит так, мы опровергнем его доктрину так-то.
Evaṃ cepi no puṭṭho evaṃ byākarissati, evaṃpissa mayaṃ vādaṃ āropessāmā'ti. Если на наш вопрос он ответит этак, мы опровергнем его доктрину так-то."
Te suṇanti 'samaṇo khalu bho gotamo amukaṃ nāma gāmaṃ vā nigamaṃ vā osaṭo'ti. Они слышат: "Отшельник Готама пришёл с визитом в такую-то деревню или город."
Te yena samaṇo gotamo tenupasaṅkamanti. Они идут туда, где находится отшельник Готама.
Te samaṇo gotamo dhammiyā kathāya sandasseti samādapeti samuttejeti sampahaṃseti. И отшельник Готама наставляет, восхищает, побуждает и вдохновляет их наставлением по Дхамме.
Te samaṇena gotamena dhammiyā kathāya sandassitā samādapitā samuttejitā sampahaṃsitā na ceva samaṇaṃ gotamaṃ pañhaṃ pucchanti, kutossa vādaṃ āropessanti? И они, будучи наставляемы, восхищаемы, побуждаемы и вдохновляемы его наставлением по Дхамме, даже не задают ему вопрос, чего уж говорить об опровержении его доктрины?
Aññadatthu samaṇaṃyeva gotamaṃ okāsaṃ yācanti agārasmā anagāriyaṃ pabbajjāya. В реальности они просят отшельника Готаму разрешить им уйти из дома в бездомную жизни.
Te samaṇo gotamo pabbājeti [pabbājeti upasampādeti (sī.)]. И отшельник Готама проводит для них отречение от мирской жизни.
Te tattha pabbajitā samānā vūpakaṭṭhā appamattā ātāpino pahitattā viharantā nacirasseva – yassatthāya kulaputtā sammadeva agārasmā anagāriyaṃ pabbajanti tadanuttaraṃ – brahmacariyapariyosānaṃ diṭṭheva dhamme sayaṃ abhiññā sacchikatvā upasampajja viharanti. Они, спустя небольшое время после отречения от мирской жизни, проживая одни, в [умственном] уединении, небеспечно, пылко и целеустремлённо, в этом самом мире собственным знанием постигают и войдя пребывают в той непревзойдённой вершине возвышенной жизни, ради которой выходцы из благородных семей справедливо оставляют мир, уходя из дома в бездомную жизнь.
Te evamāhaṃsu – 'manaṃ vata, bho, anassāma, manaṃ vata, bho, panassāma; mayañhi pubbe assamaṇāva samānā samaṇamhāti paṭijānimha, abrāhmaṇāva samānā brāhmaṇamhāti paṭijānimha, anarahantova samānā arahantamhāti paṭijānimha. Они говорят так: "Мы почти пропали, мы почти сгинули, ведь раньше, не будучи отшельниками, мы выставляли себя за отшельников, не будучи брахманами мы выставляли себя за брахманов, не будучи достойными (арахантами) мы выставляли себя за достойных (арахантов).
Idāni khomha samaṇā, idāni khomha brāhmaṇā, idāni khomha arahanto'ti. Но теперь мы отшельники, теперь мы брахманы, теперь мы достойные (араханты)."
Yadāhaṃ, bho, samaṇe gotame imaṃ catutthaṃ padaṃ addasaṃ athāhaṃ niṭṭhamagamaṃ – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho"'ti. Когда я увидел этот четвёртый след отшельника Готамы, я пришёл к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
"Yato kho ahaṃ, bho, samaṇe gotame imāni cattāri padāni addasaṃ athāhaṃ niṭṭhamagamaṃ – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho"'ti. Увидев эти четыре следа отшельника Готамы, я пришёл к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
290.Evaṃ vutte, jāṇussoṇi brāhmaṇo sabbasetā vaḷavābhirathā orohitvā ekaṃsaṃ uttarāsaṅgaṃ karitvā yena bhagavā tenañjaliṃ paṇāmetvā tikkhattuṃ udānaṃ udānesi – "namo tassa bhagavato arahato sammāsambuddhassa; namo tassa bhagavato arahato sammāsambuddhassa; namo tassa bhagavato arahato sammāsambuddhassa. Когда так было сказано, брахман Джануссони спустился со своей белой колесницы, запряжённой белыми кобылами и, сложив своё верхнее одеяние на одном плече, сложив руки в жесте уважения в том направлении, где находился Благословенный, и трижды воскликнул: "Почтение тому Благословенному, достойному (араханту), постигшему в совершенстве; почтение тому Благословенному, достойному (араханту), постигшему в совершенстве; почтение тому Благословенному, достойному (араханту), постигшему в совершенстве."
Appeva nāma mayampi kadāci karahaci tena bhotā gotamena saddhiṃ samāgaccheyyāma, appeva nāma siyā kocideva kathāsallāpo"ti! Возможно в то или иное время нам удастся встретиться с тем любезным Готамой и провести с ним какую-нибудь беседу."
Atha kho jāṇussoṇi brāhmaṇo yena bhagavā tenupasaṅkami ; upasaṅkamitvā bhagavatā saddhiṃ sammodi. Затем брахман Джануссони пришёл туда, где находился Благословенный. Придя он обменялся с Благословенными дружескими приветствиями.
Sammodanīyaṃ kathaṃ sāraṇīyaṃ vītisāretvā ekamantaṃ nisīdi. Обменявшись приветствиями с Благословенным в дружественной и уважительной манере, брахман сел в одной стороне от него.
Ekamantaṃ nisinno kho jāṇussoṇi brāhmaṇo yāvatako ahosi pilotikena paribbājakena saddhiṃ kathāsallāpo taṃ sabbaṃ bhagavato ārocesi. Сидя в одной стороне брахман Джануссони пересказал Благословенному всю беседу, которая была у него со странником Пилотикой.
Evaṃ vutte, bhagavā jāṇussoṇiṃ brāhmaṇaṃ etadavoca – "na kho, brāhmaṇa, ettāvatā hatthipadopamo vitthārena paripūro hoti. Когда это было сказано, Благословенный так сказал брахману Джануссони: "О брахман, на этот момент метафора со следом слона не является полной в подробностях.
Api ca, brāhmaṇa, yathā hatthipadopamo vitthārena paripūro hoti taṃ suṇāhi, sādhukaṃ manasi karohi, bhāsissāmī"ti. И каким образом она может быть полной в подробностях, ты, брахман, слушай и тщательно внимай, я буду говорить.
"Evaṃ, bho"ti kho jāṇussoṇi brāhmaṇo bhagavato paccassosi. "Да будет так, любезный." - ответил брахман Джануссони Благословенному.
Bhagavā etadavoca – Благословенный говорил так:
291."Seyyathāpi, brāhmaṇa, nāgavaniko nāgavanaṃ paviseyya. "О брахман, подобно тому как если бы лесник слоновьего леса вошёл в слоновий лес.
So passeyya nāgavane mahantaṃ hatthipadaṃ, dīghato ca āyataṃ, tiriyañca vitthataṃ. И в слоновьем лесу он увидел бы большой след слона, длинный и широкий.
Yo hoti kusalo nāgavaniko neva tāva niṭṭhaṃ gacchati – 'mahā vata, bho, nāgo'ti. Мудрый лесник слоновьего лес не пришёл бы к заключению: "Воистину это огромный слон."
Taṃ kissa hetu? А по какой причине?
Santi hi, brāhmaṇa, nāgavane vāmanikā nāma hatthiniyo mahāpadā, tāsaṃ petaṃ padaṃ assāti. В слоновьем лесу есть маленькие слонихи, оставляющие большой след, и это мог бы быть один из их следов.
"So tamanugacchati. Он идёт по следу.
Tamanugacchanto passati nāgavane mahantaṃ hatthipadaṃ, dīghato ca āyataṃ, tiriyañca vitthataṃ, uccā ca nisevitaṃ. Пройдя, он видит в слоновьем лесу большой след слона, длинный и широкий, и отметки его пребывания наверху. uccā ca nisevitaṃ - "и населяемый наверху"
Все комментарии (1)
Yo hoti kusalo nāgavaniko neva tāva niṭṭhaṃ gacchati – 'mahā vata, bho, nāgo'ti. Мудрый лесник слоновьего лес не пришёл бы к заключению: "Воистину это огромный слон."
Taṃ kissa hetu? А по какой причине?
Santi hi, brāhmaṇa, nāgavane uccā kāḷārikā nāma hatthiniyo mahāpadā, tāsaṃ petaṃ padaṃ assāti. В слоновьем лесу есть высокие слонихи с мощными зубами, оставляющие большой след, и это мог бы быть один из их следов.
"So tamanugacchati. Он дальше идёт по следу.
Tamanugacchanto passati nāgavane mahantaṃ hatthipadaṃ, dīghato ca āyataṃ, tiriyañca vitthataṃ, uccā ca nisevitaṃ, uccā ca dantehi ārañjitāni. Пройдя, он видит в слоновьем лесу большой след слона, длинный и широкий, отметки его пребывания наверху и отметины, сделанные бивнями.
Yo hoti kusalo nāgavaniko neva tāva niṭṭhaṃ gacchati – 'mahā vata, bho, nāgo'ti. Мудрый лесник слоновьего лес не пришёл бы к заключению: "Воистину это огромный слон."
Taṃ kissa hetu? А по какой причине?
Santi hi, brāhmaṇa, nāgavane uccā kaṇerukā nāma hatthiniyo mahāpadā, tāsaṃ petaṃ padaṃ assāti. В слоновьем лесу есть высокие слонихи с бивнями, оставляющие большой след, и это мог бы быть один из их следов.
"So tamanugacchati. Он дальше идёт по следу.
Tamanugacchanto passati nāgavane mahantaṃ hatthipadaṃ, dīghato ca āyataṃ, tiriyañca vitthataṃ, uccā ca nisevitaṃ, uccā ca dantehi ārañjitāni, uccā ca sākhābhaṅgaṃ. Пройдя, он видит в слоновьем лесу большой след слона, длинный и широкий, отметки его пребывания наверху, отметины, сделанные бивнями и сломанные ветки.
Tañca nāgaṃ passati rukkhamūlagataṃ vā abbhokāsagataṃ vā gacchantaṃ vā tiṭṭhantaṃ vā nisinnaṃ vā nipannaṃ vā. И он видит этого большого слона у подножия дерева или на открытом пространстве, бродящего, сидящего или лежащего.
So niṭṭhaṃ gacchati – 'ayameva so mahānāgo'ti. Он приходит к заключению: "Этот тот самый огромный слон."
"Evameva kho, brāhmaṇa, idha tathāgato loke uppajjati arahaṃ sammāsambuddho vijjācaraṇasampanno sugato lokavidū anuttaro purisadammasārathi satthā devamanussānaṃ buddho bhagavā. Точно так же, о брахман, здесь в мире появляется Татхагата, достойный, постигший в совершенстве, обладающий знанием и [благим] поведением, достигший блага, знаток мира, несравненный проводник существ, подходящих для обуздания, учитель божеств и людей, постигший, Благословенный.
So imaṃ lokaṃ sadevakaṃ samārakaṃ sabrahmakaṃ sassamaṇabrāhmaṇiṃ pajaṃ sadevamanussaṃ sayaṃ abhiññā sacchikatvā pavedeti. Он объясняет этот мир с его божествами, марами и брахмами, этим поколением, с его отшельниками и брахманами, правителями и простыми людьми, постигнув его с помощью истинного знания.
So dhammaṃ deseti ādikalyāṇaṃ majjhekalyāṇaṃ pariyosānakalyāṇaṃ sātthaṃ sabyañjanaṃ; kevalaparipuṇṇaṃ parisuddhaṃ brahmacariyaṃ pakāseti. Он учит Дхамме прекрасной в начале, прекрасной в середине, прекрасной в конце, с [общим] смыслом и с подробностями, абсолютно полностью разъясняет полностью чистую возвышенную жизнь.
Taṃ dhammaṃ suṇāti gahapati vā gahapatiputto vā aññatarasmiṃ vā kule paccājāto. Эту Дхамму слышит домохозяин, сын домохозяина, или родившийся в каком-либо другом семействе.
So taṃ dhammaṃ sutvā tathāgate saddhaṃ paṭilabhati. Слыша эту Дхамму, он обретает доверие к Татхагате.
So tena saddhāpaṭilābhena samannāgato iti paṭisañcikkhati – 'sambādho gharāvāso rajopatho, abbhokāso pabbajjā. И обладая этим этим доверием, он размышляет: "Тесна жизнь в доме, это путь нечистоты, отречение от мирской жизни - как открытое пространство.
Nayidaṃ sukaraṃ agāraṃ ajjhāvasatā ekantaparipuṇṇaṃ ekantaparisuddhaṃ saṅkhalikhitaṃ brahmacariyaṃ carituṃ. Нелегко живущему в доме вести возвышенную жизнь, абсолютно полную и абсолютно чистую как отполированная раковина.
Yaṃnūnāhaṃ kesamassuṃ ohāretvā kāsāyāni vatthāni acchādetvā agārasmā anagāriyaṃ pabbajeyya'nti. Сбрею-ка я волосы и бороду, надену желтые одеяния и уйду из дома в жизнь бездомную."
So aparena samayena appaṃ vā bhogakkhandhaṃ pahāya mahantaṃ vā bhogakkhandhaṃ pahāya appaṃ vā ñātiparivaṭṭaṃ pahāya mahantaṃ vā ñātiparivaṭṭaṃ pahāya kesamassuṃ ohāretvā kāsāyāni vatthāni acchādetvā agārasmā anagāriyaṃ pabbajati. И со временем, отказавшись от малого богатства или от большого богатства, отказавшись от малого круга родственников или отказавшись от большого круга родственников, он сбривает волосы и бороду, надевает желтые одеяния и уходит из дома в жизнь бездомную.
292."So evaṃ pabbajito samāno bhikkhūnaṃ sikkhāsājīvasamāpanno pāṇātipātaṃ pahāya pāṇātipātā paṭivirato hoti, nihitadaṇḍo nihitasattho lajjī dayāpanno sabbapāṇabhūtahitānukampī viharati. Отрекшись таким образом от мирской жизни, обладая монашеским обучением и способом заработка на жизнь, он, прекратив уничтожать живое, воздерживается от уничтожения живого. Он сложил посох, сложил оружие, добросовестный, живёт в доброте и сочувствии благу всех живых существ.
"Adinnādānaṃ pahāya adinnādānā paṭivirato hoti dinnādāyī dinnapāṭikaṅkhī. Прекратив брать то, что не дано, он воздерживается от взятия того, что не дано. Принимая только то, что дано, и желая только то, что дано,
Athenena sucibhūtena attanā viharati. он пребывает чистым без воровства.
"Abrahmacariyaṃ pahāya brahmacārī hoti ārācārī virato methunā gāmadhammā. Прекратив нецеломудрие, он следует целомудрию, держится подальше [от нецеломудрия], воздерживается от сексуальных отношений, являющихся образом поведения деревенщин.
"Musāvādaṃ pahāya musāvādā paṭivirato hoti saccavādī saccasandho theto [ṭheto (syā. kaṃ.)] paccayiko avisaṃvādako lokassa. Прекратив ложную речь он воздерживается от ложной речи, говорит правду, привержен правде, надежен, заслуживает доверия, никого в мире не обманывает.
"Pisuṇaṃ vācaṃ pahāya pisuṇāya vācāya paṭivirato hoti, ito sutvā na amutra akkhātā imesaṃ bhedāya, amutra vā sutvā na imesaṃ akkhātā amūsaṃ bhedāya. Прекратив ссорящие слова он воздерживается от ссорящих слов. Услышанное здесь он не рассказывает там, чтобы поссорить тамошних со здешними. Услышанное там он не рассказывает здесь, чтобы поссорить здешних с тамошними.
Iti bhinnānaṃ vā sandhātā sahitānaṃ vā anuppadātā, samaggārāmo samaggarato samagganandī samaggakaraṇiṃ vācaṃ bhāsitā hoti. Так соединяя находящихся в раздоре и укрепляя согласие живущих в согласии он любит согласие, наслаждается согласием, радуется согласию, произносит слова, ведущие к согласию.
"Pharusaṃ vācaṃ pahāya pharusāya vācāya paṭivirato hoti. Прекратив грубую речь он воздерживается от грубой речи.
Yā sā vācā nelā kaṇṇasukhā pemanīyā hadayaṅgamā porī bahujanakantā bahujanamanāpā tathārūpiṃ vācaṃ bhāsitā hoti. Он произносит мягкие, приятные на слух слова, внушающие любовь, идущие к сердцу, вежливые, радующие и приятные для многих.
"Samphappalāpaṃ pahāya samphappalāpā paṭivirato hoti kālavādī bhūtavādī atthavādī dhammavādī vinayavādī, nidhānavatiṃ vācaṃ bhāsitā kālena sāpadesaṃ pariyantavatiṃ atthasaṃhitaṃ. Прекратив пустую болтовню он воздерживается от пустой болтовни. Он говорит своевременно, говорит о том что есть в реальности, что относится к цели (благу), о Дхамме, о Винае. Он произносит слова заслуживающие сохранения как ценность, своевременные, обоснованные, соразмерные, относящиеся к цели (благу).
293."So bījagāmabhūtagāmasamārambhā paṭivirato hoti, ekabhattiko hoti rattūparato, virato vikālabhojanā, naccagītavāditavisūkadassanā paṭivirato hoti, mālāgandhavilepanadhāraṇamaṇḍanavibhūsanaṭṭhānā paṭivirato hoti, uccāsayanamahāsayanā paṭivirato hoti, jātarūparajatapaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, āmakadhaññapaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, āmakamaṃsapaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, itthikumārikapaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, dāsidāsapaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, ajeḷakapaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, kukkuṭasūkarapaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, hatthigavāssavaḷavāpaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, khettavatthupaṭiggahaṇā paṭivirato hoti, dūteyyapahiṇagamanānuyogā paṭivirato hoti, kayavikkayā paṭivirato hoti, tulākūṭakaṃsakūṭamānakūṭā paṭivirato hoti, ukkoṭanavañcananikatisāciyogā paṭivirato hoti, chedanavadhabandhanaviparāmosaālopasahasākārā [sāhasākārā (ka.)] paṭivirato hoti [imassa anantaraṃ "so iminā ariyena sīlakkhandhena samannāgato ajjhattaṃ anavajjasukhaṃ paṭisaṃvedetī"ti vacanaṃ dīghanikāye āgataṃ, taṃ idha santosakathāvasāne āgataṃ, sā ca santosakathā tattha satisampajaññānantarameva āgatā]. Он воздерживается от нанесения вреда семенам и растениям всех видов. Он избегает принимать пищу в неположенное время, принимает пищу в один промежуток дня и воздерживается от нее ночью. Он воздерживается от танцев, пения, музыки и посещения зрелищ, От воздерживается от ношения гирлянд, использования духов и косметики для украшения тела. Он воздерживается от высоких и больших постелей. Он воздерживается от принятия золота или серебра. Он воздерживается от принятия неприготовленного зерна. Он воздерживается от принятия неприготовленного мяса. Он воздерживается от принятия женщин и девушек. Он воздерживается от принятия рабынь и рабов. Он воздерживается от принятия коз и овец. Он воздерживается от принятия петухов и свиней. Он воздерживается от принятия слонов, коров, коней и кобыл. Он воздерживается от принятия полей и земель. Он воздерживается от исполнения обязанностей вестника или посыльного. Он воздерживается от купли и продажи. Он воздерживается от использования обманных единиц веса, обманных металлов, обманных средств измерения. Он воздерживается от нечестного поведения: взяточничества, обмана и мошенничества. Он воздерживается от нанесения увечий [в качестве наказания], исполнения казней, заключения в тюрьму, грабежа, разграбления и насилия.
294."So santuṭṭho hoti kāyaparihārikena cīvarena kucchiparihārikena piṇḍapātena. Он удовлетворен одеянием, поддерживающим тело, и подаянием пищи, поддерживающим утробу;
So yena yeneva pakkamati samādāyeva pakkamati. куда бы он ни отправился, он отправляется, беря с собой только [свои принадлежности].
Seyyathāpi nāma pakkhī sakuṇo yena yeneva ḍeti sapattabhārova ḍeti, evameva bhikkhu santuṭṭho hoti kāyaparihārikena cīvarena kucchiparihārikena piṇḍapātena. Подобно тому, как крылатая птица, куда бы ни полетела, летит с крыльями как с единственной ношей, так же точно, монах удовлетворен одеянием, поддерживающим тело, и подаянием пищи, поддерживающим утробу.
So yena yeneva pakkamati samādāyeva pakkamati. Куда бы он ни отправился, он отправляется, беря с собой только [свои принадлежности].
So iminā ariyena sīlakkhandhena samannāgato ajjhattaṃ anavajjasukhaṃ paṭisaṃvedeti. Наделенный этим праведным сводом нравственных предписаний, он испытывает безупречное внутреннее счастье.
295."So cakkhunā rūpaṃ disvā na nimittaggāhī hoti nānubyañjanaggāhī. Здесь, великий царь, увидев образ с помощью зрения, монах не выхватывает ни его главные признаки ни его подробности.
Yatvādhikaraṇamenaṃ cakkhundriyaṃ asaṃvutaṃ viharantaṃ abhijjhādomanassā pāpakā akusalā dhammā anvāssaveyyuṃ tassa saṃvarāya paṭipajjati, rakkhati cakkhundriyaṃ, cakkhundriye saṃvaraṃ āpajjati. Поскольку если его способность зрения останется несдержанной, дурные и неблаготворные виды поведения под действием алчности и огорчения могут завладеть им, он охраняет способность зрения, предпринимает сдерживание способности зрения.
Sotena saddaṃ sutvā - pe - ghānena gandhaṃ ghāyitvā… jivhāya rasaṃ sāyitvā… kāyena phoṭṭhabbaṃ phusitvā… manasā dhammaṃ viññāya na nimittaggāhī hoti nānubyañjanaggāhī. Услышав слухом звук... ощутив способностью обоняния запах... ощутив чувством вкуса вкус... ощутив способностью осязания осязаемый объект... познав рассудком понятие монах не выхватывает ни его главные признаки ни его подробности.
Yatvādhikaraṇamenaṃ manindriyaṃ asaṃvutaṃ viharantaṃ abhijjhādomanassā pāpakā akusalā dhammā anvāssaveyyuṃ tassa saṃvarāya paṭipajjati, rakkhati manindriyaṃ, manindriye saṃvaraṃ āpajjati. Поскольку если его способность рассудка останется несдержанной, дурные и неблаготворные виды поведения под действием алчности и огорчения могут завладеть им, он охраняет способность рассудка, предпринимает сдерживание способности рассудка.
So iminā ariyena indriyasaṃvarena samannāgato ajjhattaṃ abyāsekasukhaṃ paṭisaṃvedeti. Обладая этой благородным сдерживанием способностей чувственного восприятия он испытывает неуязвимое внутреннее счастье.
"So abhikkante paṭikkante sampajānakārī hoti, ālokite vilokite sampajānakārī hoti, samiñjite pasārite sampajānakārī hoti, saṃghāṭipattacīvaradhāraṇe sampajānakārī hoti, asite pīte khāyite sāyite sampajānakārī hoti, uccārapassāvakamme sampajānakārī hoti, gate ṭhite nisinne sutte jāgarite bhāsite tuṇhībhāve sampajānakārī hoti. Кроме того, когда монах шагает вперёд и назад, он занимается осознанием; когда смотрит прямо и в сторону, он занимается осознанием; когда сгибает и разгибает конечности, он занимается осознанием; когда носит накидку, [основное] одеяние и сосуд для подаяния, он занимается осознанием; когда ест, пьёт, жуёт, пробует на вкус, он занимается осознанием; когда мочится и испражняется, он занимается осознанием; когда идёт, стоит, сидит, засыпает, пробуждается, разговаривает и молчит, он занимается осознанием.
296."So iminā ca ariyena sīlakkhandhena samannāgato, (imāya ca ariyāya santuṭṭhiyā samannāgato) [( ) etthantare pāṭho idha nadissati, catukkaṅguttare pana imasmiṃ ṭhāne dissati, aṭṭhakathāṭīkāsu ca tadattho pakāsito. tasmā so ettha paṭīpūrito] iminā ca ariyena indriyasaṃvarena samannāgato, iminā ca ariyena satisampajaññena samannāgato vivittaṃ senāsanaṃ bhajati araññaṃ rukkhamūlaṃ pabbataṃ kandaraṃ giriguhaṃ susānaṃ vanapatthaṃ abbhokāsaṃ palālapuñjaṃ. Обладая этой благородной совокупностью нравственных предписаний, обладая этим благородным сдерживанием способностей чувственного восприятия, обладая этим благородным памятованием и осознанием, он удаляется в уединенную обитель – в лес, к подножию дерева, на гору, в горную долину, в пещеру, на кладбище, в лесную чащу, на открытое пространство, к стогу сена. в параллельном фрагменте ДН 2 ещё удовлетворённость, которая здесь опущено, но в палийском тексте это специально отмечено и сказано, что удовлетворённ...
Все комментарии (1)
So pacchābhattaṃ piṇḍapātapaṭikkanto nisīdati pallaṅkaṃ ābhujitvā, ujuṃ kāyaṃ paṇidhāya, parimukhaṃ satiṃ upaṭṭhapetvā. Возвратившись со сбора подаяния, после приёма пищи он садится, скрещивает ноги, держит тело прямо, устанавливает памятование перед собой.
So abhijjhaṃ loke pahāya vigatābhijjhena cetasā viharati, abhijjhāya cittaṃ parisodheti. Устранив алчность к миру, он пребывает с умом, свободным от алчности, очищает ум от алчности.
Byāpādappadosaṃ pahāya abyāpannacitto viharati, sabbapāṇabhūtahitānukampī byāpādappadosā cittaṃ parisodheti. Устранив недоброжелательность и ненависть, он пребывает с умом без недоброжелательности, живёт в доброте и сочувствии благу всех живых существ, он очищает свой ум от недоброжелательности и ненависти.
Thinamiddhaṃ pahāya vigatathinamiddho viharati ālokasaññī sato sampajāno, thinamiddhā cittaṃ parisodheti. Устранив лень и сонливость он пребывает без лени и сонливости, распознавая свет, памятующий и осознающий, он очищает ум от лени и сонливости.
Uddhaccakukkuccaṃ pahāya anuddhato viharati, ajjhattaṃ vūpasantacitto uddhaccakukkuccā cittaṃ parisodheti. Устранив неугомонность и беспокойство, он пребывает внутренне спокойный, с умиротворенностью в уме, очищает ум от неугомонности и беспокойства.
Vicikicchaṃ pahāya tiṇṇavicikiccho viharati akathaṃkathī kusalesu dhammesu, vicikicchāya cittaṃ parisodheti. Устранив неуверенность, он пребывает как преодолевший неуверенность, без сомнений о благотворных способах поведения, очищает свой ум от неуверенности.
297."So ime pañca nīvaraṇe pahāya cetaso upakkilese paññāya dubbalīkaraṇe, vivicceva kāmehi vivicca akusalehi dhammehi savitakkaṃ savicāraṃ vivekajaṃ pītisukhaṃ paṭhamaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Устранив эти пять препятствий, загрязнений ума, ослабляющих мудрость, отстранившись от чувственных желаний и отстранившись от неблаготворных способов поведения он входит и пребывает в первой поглощённости: восторг и счастье порождённые отстранением, сопровождающиеся помыслом и оценкой.
Idampi vuccati, brāhmaṇa, tathāgatapadaṃ itipi, tathāgatanisevitaṃ itipi, tathāgatārañjitaṃ itipi. Это, брахман, зовётся следом Татхагаты, отметкой пребывания Татхагаты, отметиной Татхагаты.
Na tveva tāva ariyasāvako niṭṭhaṃ gacchati – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Но последователь благородных пока не приходит к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
"Puna caparaṃ, brāhmaṇa, bhikkhu vitakkavicārānaṃ vūpasamā ajjhattaṃ sampasādanaṃ cetaso ekodibhāvaṃ avitakkaṃ avicāraṃ samādhijaṃ pītisukhaṃ dutiyaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Кроме того, монах, с прекращением помысла и оценки, входит и пребывает во второй поглощённости: восторг и счастье, рождённые собранностью, сопровождаются единением ума, который свободен от помысла и оценки, и внутренней уверенностью.
Idampi vuccati, brāhmaṇa - pe - suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Это, брахман, тоже зовётся следом Татхагаты... Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
"Puna caparaṃ, brāhmaṇa, bhikkhu pītiyā ca virāgā upekkhako ca viharati sato ca sampajāno, sukhañca kāyena paṭisaṃvedeti, yaṃ taṃ ariyā ācikkhanti 'upekkhako satimā sukhavihārī'ti tatiyaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Кроме того, монах с затуханием восторга пребывает в безмятежном наблюдении с памятованием и осознанием и испытывает счастье телом. Он входит и пребывает в третьей поглощённости и о нём благородные говорят: "В удовольствии живет тот, кто безмятежно наблюдает и памятует".
Idampi vuccati, brāhmaṇa - pe - suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Это, брахман, тоже зовётся следом Татхагаты... Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
"Puna caparaṃ, brāhmaṇa, bhikkhu sukhassa ca pahānā dukkhassa ca pahānā, pubbeva somanassadomanassānaṃ atthaṅgamā, adukkhamasukhaṃ upekkhāsatipārisuddhiṃ catutthaṃ jhānaṃ upasampajja viharati. Кроме того, монах с отбрасыванием счастья и страдания, так же как перед этим исчезли радость и недовольство, он входит и пребывает в четвёртой поглощённости: памятовании, очищенном безмятежным наблюдением, ни счастье ни страдании.
Idampi vuccati, brāhmaṇa, tathāgatapadaṃ itipi, tathāgatanisevitaṃ itipi, tathāgatārañjitaṃ itipi. Это, брахман, тоже зовётся следом Татхагаты, отметкой пребывания Татхагаты, отметиной Татхагаты.
Na tveva tāva ariyasāvako niṭṭhaṃ gacchati – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Но последователь благородных пока не приходит к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
298."So evaṃ samāhite citte parisuddhe pariyodāte anaṅgaṇe vigatūpakkilese mudubhūte kammaniye ṭhite āneñjappatte pubbenivāsānussatiñāṇāya cittaṃ abhininnāmeti. Когда его ум таким образом собран, чист, ясен, незапятнан, лишен нечистоты, гибок, податлив, устойчив, непоколебим, – он направляет ум к знанию воспоминания о прошлых местопребываниях.
So anekavihitaṃ pubbenivāsaṃ anussarati, seyyathidaṃ – ekampi jātiṃ, dvepi jātiyo - pe - iti sākāraṃ sauddesaṃ anekavihitaṃ pubbenivāsaṃ anussarati. Он вспоминает различные прошлые местопребывания, а именно: в одном рождении, в двух рождениях... Так вспоминает он во всех обстоятельствах и подробностях различные прошлые местопребывания.
Idampi vuccati, brāhmaṇa, tathāgatapadaṃ itipi, tathāgatanisevitaṃ itipi, tathāgatārañjitaṃ itipi. Это, брахман, тоже зовётся следом Татхагаты, отметкой пребывания Татхагаты, отметиной Татхагаты.
Na tveva tāva ariyasāvako niṭṭhaṃ gacchati – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Но последователь благородных пока не приходит к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
"So evaṃ samāhite citte parisuddhe pariyodāte anaṅgaṇe vigatūpakkilese mudubhūte kammaniye ṭhite āneñjappatte sattānaṃ cutūpapātañāṇāya cittaṃ abhininnāmeti. Когда его ум таким образом собран, чист, ясен, незапятнан, лишен нечистоты, гибок, податлив, устойчив, непоколебим, – он направляет и склоняет ум к знанию, о том, как существа оставляют свою жизнь и вновь рождаются.
So dibbena cakkhunā visuddhena atikkantamānusakena - pe - yathākammūpage satte pajānāti. Очищенным божественным зрением, превосходящим человеческое... Так очищенным божественным зрением, превосходящим человеческое, он видит, как существа оставляют жизнь и вновь рождаются, он постигает как существа, согласно своим поступкам становятся низкими, возвышенными, красивыми, некрасивыми, счастливыми, несчастными.
Idampi vuccati, brāhmaṇa, tathāgatapadaṃ itipi, tathāgatanisevitaṃ itipi, tathāgatārañjitaṃ itipi. Это, брахман, тоже зовётся следом Татхагаты, отметкой пребывания Татхагаты, отметиной Татхагаты.
Na tveva tāva ariyasāvako niṭṭhaṃ gacchati – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Но последователь благородных пока не приходит к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
299."So evaṃ samāhite citte parisuddhe pariyodāte anaṅgaṇe vigatūpakkilese mudubhūte kammaniye ṭhite āneñjappatte āsavānaṃ khayañāṇāya cittaṃ abhininnāmeti. Когда его ум таким образом собран, чист, ясен, незапятнан, лишен нечистоты, гибок, податлив, устойчив, непоколебим, – он направляет и склоняет ум к знанию прекращения влечений.
So 'idaṃ dukkha'nti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ dukkhasamudayo'ti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ dukkhanirodho'ti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ dukkhanirodhagāminī paṭipadā'ti yathābhūtaṃ pajānāti. Он постигает в соответствии с действительностью: "Это страдание", постигает в соответствии с действительностью: "Это происхождение страдания", постигает в соответствии с действительностью: "Это прекращение страдания", постигает в соответствии с действительностью: "Это путь, ведущий к прекращению страдания".
'Ime āsavā'ti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ āsavasamudayo'ti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ āsavanirodho'ti yathābhūtaṃ pajānāti, 'ayaṃ āsavanirodhagāminī paṭipadā'ti yathābhūtaṃ pajānāti. Он постигает в соответствии с действительностью: "Это влечения", постигает в соответствии с действительностью: "Это происхождение влечений", постигает в соответствии с действительностью: "Это прекращение влечений", постигает в соответствии с действительностью: "Это путь, ведущий к прекращению влечений".
Idampi vuccati, brāhmaṇa, tathāgatapadaṃ itipi, tathāgatanisevitaṃ itipi, tathāgatārañjitaṃ itipi. Это, брахман, тоже зовётся следом Татхагаты, отметкой пребывания Татхагаты, отметиной Татхагаты.
Na tveva tāva ariyasāvako niṭṭhaṃ gato hoti, api ca kho niṭṭhaṃ gacchati – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Но последователь благородных пока не приходит к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути." Однако он находится в процессе прихода к этому заключению.
"Tassa evaṃ jānato evaṃ passato kāmāsavāpi cittaṃ vimuccati, bhavāsavāpi cittaṃ vimuccati, avijjāsavāpi cittaṃ vimuccati. У него, знающего так, видящего так, ум освобождается от влечения к чувственным удовольствиям, ум освобождается от влечения к бытию, ум освобождается от влечения к неведению.
Vimuttasmiṃ vimuttamiti ñāṇaṃ hoti. В освобождённом возникает знание, что он освобожден.
'Khīṇā jāti, vusitaṃ brahmacariyaṃ, kataṃ karaṇīyaṃ, nāparaṃ itthattāyā'ti pajānāti. Он постигает: "Положен конец рождению, прожита возвышенная жизнь, выполнено подлежащее выполнению, ничего за этим больше нет.".
Idampi vuccati, brāhmaṇa, tathāgatapadaṃ itipi, tathāgatanisevitaṃ itipi, tathāgatārañjitaṃ itipi. Это, брахман, тоже зовётся следом Татхагаты, отметкой пребывания Татхагаты, отметиной Татхагаты.
Ettāvatā kho, brāhmaṇa, ariyasāvako niṭṭhaṃ gato hoti – 'sammāsambuddho bhagavā, svākkhāto bhagavatā dhammo, suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho'ti. Именно в этот момент последователь благородных приходит к заключению: "Благословенный является постигшим в совершенстве, хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, Сообщество учеников Благословенного следует по хорошему пути."
Ettāvatā kho, brāhmaṇa, hatthipadopamo vitthārena paripūro hotī"ti. И именно в этот момент метафора о следе слона является полной в подробностях."
Evaṃ vutte, jāṇussoṇi brāhmaṇo bhagavantaṃ etadavoca – "abhikkantaṃ, bho gotama, abhikkantaṃ, bho gotama! Когда так было сказано, брахман Джануссони сказал Благословенному: "Превосходно, любезный Готама! Превосходно, любезный Готама!
Seyyathāpi, bho gotama, nikkujjitaṃ vā ukkujjeyya, paṭicchannaṃ vā vivareyya, mūḷhassa vā maggaṃ ācikkheyya, andhakāre vā telapajjotaṃ dhāreyya – cakkhumanto rūpāni dakkhantīti; evamevaṃ bhotā gotamena anekapariyāyena dhammo pakāsito. Любезный Готама, подобно тому как перевёрнутое ставят правильно, открывают скрытое, указывают путь заблудившемуся, вносят светильник во тьму, чтобы имеющие глаза могли видеть образы, так и любезный Готама разъяснил Дхамму многими способами.
Esāhaṃ bhavantaṃ gotamaṃ saraṇaṃ gacchāmi, dhammañca, bhikkhusaṅghañca. Я иду к любезному Готаме как к прибежищу, а также к Дхамме и монашескому ордену.
Upāsakaṃ maṃ bhavaṃ gotamo dhāretu ajjatagge pāṇupetaṃ saraṇaṃ gata"nti. Пусть любезный Готама считает меня мирским последователем, пришедшим к прибежищу отныне и до конца жизни."
Cūḷahatthipadopamasuttaṃ niṭṭhitaṃ sattamaṃ.
<< Назад Далее >>