Что нового Оглавление Поиск Закладки Словарь Вход EN / RU
Адрес: Три корзины (основные тексты) >> Корзина наставлений (Сутта Питака) >> Собрание связанных наставлений (Санъютта никая) >> 54. Коллекция о вдохе и выдохе >> СН 54.13 Наставление Ананде
Отображение колонок




СН 54.13 Наставление Ананде Палийский оригинал

пали khantibalo - русский Комментарии
989.Sāvatthinidānaṃ. В Саваттхи.
Atha kho āyasmā ānando yena bhagavā tenupasaṅkami ; upasaṅkamitvā bhagavantaṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. Тогда почтенный Ананда пошёл туда, где находился Благословенный. Подойдя и выразив почтение почтенный Ананда сел в стороне.
Ekamantaṃ nisinno kho āyasmā ānando bhagavantaṃ etadavoca – "atthi nu kho, bhante, ekadhammo [eko dhammo (sī.)] bhāvito bahulīkato cattāro dhamme paripūreti, cattāro dhammā bhāvitā bahulīkatā satta dhamme paripūrenti, satta dhammā bhāvitā bahulīkatā dve dhamme paripūrentī"ti? Сидя в одной стороне почтенный Ананда так сказал Благословенному: "О досточтимый, существует ли одна вещь, которая, когда её развивают и совершенствуют, приводит к совершенству четыре вещи? Существуют ли четыре вещи, которые, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству семь вещей? Существуют ли семь вещей, которые, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству две вещи?"
"Atthi kho, ānanda, ekadhammo bhāvito bahulīkato cattāro dhamme paripūreti, cattāro dhammā bhāvitā bahulīkatā satta dhamme paripūrenti, satta dhammā bhāvitā bahulīkatā dve dhamme paripūrentī"ti. "О Ананда, существует одна вещь, которая, когда её развивают и совершенствуют, приводит к совершенству четыре вещи. Существуют четыре вещи, которые, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству семь вещей. Существуют семь вещей, которые, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству две вещи."
"Katamo pana, bhante, ekadhammo [eko dhammo (sī.)] bhāvito bahulīkato cattāro dhamme paripūreti, cattāro dhammā bhāvitā bahulīkatā satta dhamme paripūrenti, satta dhammā bhāvitā bahulīkatā dve dhamme paripūrentī"ti? "Но досточтимый, какова одна вещь, которая, когда её развивают и совершенствуют, приводит к совершенству четыре вещи? Каковы четыре вещи, которые, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству семь вещей? Каковы семь вещей, которые, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству две вещи?"
"Ānāpānassatisamādhi kho, ānanda, ekadhammo bhāvito bahulīkato cattāro satipaṭṭhāne paripūreti, cattāro satipaṭṭhānā bhāvitā bahulīkatā satta bojjhaṅge paripūrenti, satta bojjhaṅgā bhāvitā bahulīkatā vijjāvimuttiṃ paripūrenti". "Собранность ума посредством памятования о дыхании, Ананда, и есть вещь, которая, когда её развивают и совершенствуют, приводит к совершенству четыре способа установления памятования. Четыре способа установления памятования, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству семь факторов постижения. Семь факторов постижения, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству ясное знание и освобождение.
"Kathaṃ bhāvito, ānanda, ānāpānassatisamādhi kathaṃ bahulīkato cattāro satipaṭṭhāne paripūreti? Каким же образом, о Ананда, собранность ума посредством памятования о дыхании, когда её развивают и совершенствуют, приводит к совершенству четыре способа установления памятования?
Idhānanda, bhikkhu araññagato vā rukkhamūlagato vā suññāgāragato vā nisīdati pallaṅkaṃ ābhujitvā ujuṃ kāyaṃ paṇidhāya parimukhaṃ satiṃ upaṭṭhapetvā. Здесь, Ананда, монах уходит в лес, под крону дерева, или в пустынное место, садится, скрестив свои ноги, держит тело прямо и устанавливает памятование перед собой.
So satova assasati, satova passasati. Постоянно памятуя, он вдыхает, и памятуя, он выдыхает.
Dīghaṃ vā assasanto 'dīghaṃ assasāmī'ti pajānāti, dīghaṃ vā passasanto 'dīghaṃ passasāmī'ti pajānāti - pe - 'paṭinissaggānupassī assasissāmī'ti sikkhati, 'paṭinissaggānupassī passasissāmī'ti sikkhati". Делая длинный вдох, он распознает, что он делает длинный вдох; делая длинный выдох, он распознает, что он делает длинный выдох; ... Он тренируется вдыхать, отслеживая отрешение, он тренируется выдыхать, отслеживая отрешение.
"Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu dīghaṃ vā assasanto 'dīghaṃ assasāmī'ti pajānāti, dīghaṃ vā passasanto 'dīghaṃ passasāmī'ti pajānāti; rassaṃ vā - pe - 'passambhayaṃ kāyasaṅkhāraṃ assasissāmī'ti sikkhati, 'passambhayaṃ kāyasaṅkhāraṃ passasissāmī'ti sikkhati – kāye kāyānupassī, ānanda, bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ. В то время, Ананда, когда монах, делая длинный вдох, распознает, что делает длинный вдох; делая длинный выдох, распознает, что делает длинный выдох;... тренируется вдыхать, успокаивая процессы телесного конструирования, тренируется выдыхать, успокаивая процессы телесного конструирования, - в это время он пребывает отслеживая тело как тело, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
Taṃ kissa hetu? А по какой причине?
Kāyaññatarāhaṃ, ānanda, etaṃ vadāmi, yadidaṃ – assāsapassāsaṃ. Я говорю, о Ананда, что это вдыхание и выдыхание является определённым телом среди тел.
Tasmātihānanda, kāye kāyānupassī bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ". Вот почему монах в этом случае отслеживает тело как тело, пылко осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
"Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu 'pītippaṭisaṃvedī assasissāmī'ti sikkhati - pe - sukhappaṭisaṃvedī - pe - cittasaṅkhārappaṭisaṃvedī - pe - 'passambhayaṃ cittasaṅkhāraṃ assasissāmī'ti sikkhati, 'passambhayaṃ cittasaṅkhāraṃ passasissāmī'ti sikkhati – vedanāsu vedanānupassī, ānanda, bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ. В то время, Ананда, когда монах тренируется вдыхать, ощущая восторг, тренируется выдыхать, ощущая восторг;... ощущая счастье...ощущая процессы умственного конструирования... тренируется вдыхать, успокаивая процессы умственного конструирования, тренируется выдыхать, успокаивая процессы умственного конструирования, - в это время он пребывает отслеживая ощущения как ощущения, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
Taṃ kissa hetu? А по какой причине?
Vedanāññatarāhaṃ, ānanda, etaṃ vadāmi, yadidaṃ – assāsapassāsānaṃ sādhukaṃ manasikāraṃ. Я говорю, о Ананда, что это пристальное внимание к дыханию является определённым ощущением среди всех ощущений.
Tasmātihānanda, vedanāsu vedanānupassī bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ. Вот почему монах в этом случае отслеживает ощущения как ощущения, пылко, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
"Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu 'cittappaṭisaṃvedī assasissāmī'ti sikkhati, 'cittappaṭisaṃvedī passasissāmī'ti sikkhati; abhippamodayaṃ cittaṃ - pe - samādahaṃ cittaṃ - pe - 'vimocayaṃ cittaṃ assasissāmī'ti sikkhati, 'vimocayaṃ cittaṃ passasissāmī'ti sikkhati – citte cittānupassī, ānanda, bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ. В то время, Ананда, когда монах тренируется вдыхать, ощущая ум, тренируется выдыхать, ощущая ум;...удовлетворяя ум... собирая ум... тренируется вдыхать, освобождая ум, тренируется выдыхать, освобождая ум, - в это время он пребывает отслеживая ум как ум, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
Taṃ kissa hetu? А по какой причине?
Nāhaṃ, ānanda, muṭṭhassatissa asampajānassa ānāpānassatisamādhibhāvanaṃ vadāmi. При забывчивости, о Ананда, без осознания, нет памятования о вдохе и выдохе, говорю я.
Tasmātihānanda, citte cittānupassī bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ. Вот почему монах в этом случае отслеживает ум как ум, пылко, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
"Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu aniccānupassī - pe - virāgānupassī - pe - nirodhānupassī - pe - 'paṭinissaggānupassī assasissāmī'ti sikkhati, 'paṭinissaggānupassī passasissāmī'ti sikkhati – dhammesu dhammānupassī, ānanda, bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ. В то время, Ананда, когда монах тренируется 'я буду вдыхать отслеживая непостоянство'... отслеживая затухание ... отслеживая прекращение... тренируется вдыхать, отслеживая отрешение, тренируется выдыхать, отслеживая отрешение, - в это время он пребывает отслеживая явления как явления, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
So yaṃ taṃ hoti abhijjhādomanassānaṃ pahānaṃ taṃ paññāya disvā sādhukaṃ ajjhupekkhitā hoti. Увидев с помощью мудрости устранение алчности и огорчения, он пристально наблюдает с безмятежностью.
Tasmātihānanda, dhammesu dhammānupassī bhikkhu tasmiṃ samaye viharati ātāpī sampajāno satimā, vineyya loke abhijjhādomanassaṃ. Вот почему монах в этом случае отслеживает явления как явления, пылко, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение.
"Evaṃ bhāvito kho, ānanda, ānāpānassatisamādhi evaṃ bahulīkato cattāro satipaṭṭhāne paripūreti. Когда, о Ананда, собранность ума посредством памятования о дыхании, таким образом развивается и совершенствуется, она приводит к совершенству четыре способа установления памятования.
"Kathaṃ bhāvitā cānanda, cattāro satipaṭṭhānā kathaṃ bahulīkatā satta bojjhaṅge paripūrenti? И как же, Ананда, четыре способа установления памятования, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству семь факторов постижения?
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu kāye kāyānupassī viharati – upaṭṭhitāssa [upaṭṭhitassati (pī. ka.)] tasmiṃ samaye bhikkhuno [tasmiṃ samaye ānanda bhikkhuno (pī. ka.), tasmiṃ samaye (ma. ni. 3.149)] sati hoti asammuṭṭhā. Когда монах отслеживает тело как тело, пылко, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение, то у него устанавливается непрерывное памятование.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhuno upaṭṭhitā sati hoti asammuṭṭhā – satisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, satisambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, satisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. Когда у монаха установлено непрерывное памятование, то возникает памятование как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
"So tathā sato viharanto taṃ dhammaṃ paññāya pavicinati pavicarati parivīmaṃsamāpajjati. Пребывая таким образом в памятовании, он с помощью мудрости различает, изучает, производит исследование этого явления.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu tathā sato viharanto taṃ dhammaṃ paññāya pavicinati pavicarati parivīmaṃsamāpajjati – dhammavicayasambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, dhammavicayasambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, dhammavicayasambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. Когда, пребывая таким образом в памятовании, он с помощью мудрости различает, изучает, производит исследование этого явления, то возникает различение явлений как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
"Tassa taṃ dhammaṃ paññāya pavicinato pavicarato parivīmaṃsamāpajjato āraddhaṃ hoti vīriyaṃ asallīnaṃ. У того, кто различает, изучает, производит исследование этого явления, возникает неослабное усердие.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhuno taṃ dhammaṃ paññāya pavicinato pavicarato parivīmaṃsamāpajjato āraddhaṃ hoti vīriyaṃ asallīnaṃ – vīriyasambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, vīriyasambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, vīriyasambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. Когда у того, кто различает, изучает, производит исследование этого явления, возникает неослабное усердие, то возникает усердие как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
"Āraddhavīriyassa uppajjati pīti nirāmisā. В том, у кого проявилось усердие, возникает неземной восторг.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhuno āraddhavīriyassa uppajjati pīti nirāmisā – pītisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, pītisambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, pītisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. Когда в том, у кого проявилось усердие, возникает неземной восторг, то возникает восторг как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
"Pītimanassa kāyopi passambhati, cittampi passambhati. У того, кто наполнен восторгом, успокаивается тело и успокаивается ум.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhuno pītimanassa kāyopi passambhati, cittampi passambhati – passaddhisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, passaddhisambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, passaddhisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. И когда тело и ум того, кто наполнен восторгом, успокаиваются, то возникает расслабление как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
"Passaddhakāyassa sukhino cittaṃ samādhiyati. У того, чьё тело расслаблено, кто испытывает удовольствие, собирается ум.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhuno passaddhakāyassa sukhino cittaṃ samādhiyati – samādhisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, samādhisambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, samādhisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. И когда у того, чьё тело расслаблено, кто испытывает удовольствие, собирается ум, то возникает собранность ума как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
"So tathāsamāhitaṃ cittaṃ sādhukaṃ ajjhupekkhitā hoti. Он пристально с безмятежностью наблюдает собранный таким образом ум.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu tathāsamāhitaṃ cittaṃ sādhukaṃ ajjhupekkhitā hoti – upekkhāsambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, upekkhāsambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, upekkhāsambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. И когда он пристально с безмятежностью наблюдает собранный таким образом ум, у него зарождается безмятежное наблюдение как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
"Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu vedanāsu - pe - citte - pe - dhammesu dhammānupassī viharati – upaṭṭhitāssa tasmiṃ samaye bhikkhuno sati hoti asammuṭṭhā. Когда монах отслеживает ощущения как ощущения ... ум как ум... явления как явления, пылко, осознанно и с памятованием, устранив в этом мире алчность и огорчение, то его памятование устойчиво и непрерывно.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhuno upaṭṭhitā sati hoti asammuṭṭhā – satisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, satisambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, satisambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. (Yathā paṭhamaṃ satipaṭṭhānaṃ, evaṃ vitthāretabbaṃ). Когда его памятование устойчиво и непрерывно, то возникает памятование как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства. (Здесь всё повторяется как для первого способа установления памятования.)
"So tathāsamāhitaṃ cittaṃ sādhukaṃ ajjhupekkhitā hoti. Он пристально с безмятежностью наблюдает собранный таким образом ум.
Yasmiṃ samaye, ānanda, bhikkhu tathāsamāhitaṃ cittaṃ sādhukaṃ ajjhupekkhitā hoti – upekkhāsambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno āraddho hoti, upekkhāsambojjhaṅgaṃ tasmiṃ samaye bhikkhu bhāveti, upekkhāsambojjhaṅgo tasmiṃ samaye bhikkhuno bhāvanāpāripūriṃ gacchati. И когда он пристально с безмятежностью наблюдает собранный таким образом ум, у него зарождается безмятежное наблюдение как фактор постижения. Он развивает этот фактор, и благодаря развитию этот фактор достигает полного совершенства.
Evaṃ bhāvitā kho, ānanda, cattāro satipaṭṭhānā evaṃ bahulīkatā satta bojjhaṅge paripūrenti. Когда, о Ананда, четыре способа установления памятования таким образом развиваются и совершенствуются, они приводят к совершенству семь факторов постижения.
"Kathaṃ bhāvitā, ānanda, satta bojjhaṅgā kathaṃ bahulīkatā vijjāvimuttiṃ paripūrenti? И как же, Ананда, семь факторов постижения, когда их развивают и совершенствуют, приводят к совершенству ясное знание и освобождение?
Idhānanda, bhikkhu satisambojjhaṅgaṃ bhāveti vivekanissitaṃ virāganissitaṃ nirodhanissitaṃ vossaggapariṇāmiṃ, dhammavicayasambojjhaṅgaṃ bhāveti - pe - upekkhāsambojjhaṅgaṃ bhāveti vivekanissitaṃ virāganissitaṃ nirodhanissitaṃ vossaggapariṇāmiṃ. Здесь, Ананда, монах развивает памятование как фактор постижения, основываясь на уединении, затухании, прекращении, приходя к отрешению. Он развивает различение явлений как фактор постижения ... усердие как фактор постижения ... восторг как фактор постижения ... расслабление как фактор постижения ... собранность ума как фактор постижения ... безмятежное наблюдение как фактор постижения, основываясь на уединении, затухании, прекращении, приходя к отрешению.
Evaṃ bhāvitā kho, ānanda, satta bojjhaṅgā evaṃ bahulīkatā vijjāvimuttiṃ paripūrentī"ti. Когда, о Ананда, семь факторов постижения развивают и совершенствуют, они приводят к совершенству ясное знание и освобождение."
Tatiyaṃ.
Метки: четыре способа установления памятования  факторы постижения  освобождение  памятование о дыхании