Что нового Оглавление Поиск Закладки Словарь Вход EN / RU
Адрес: Три корзины (основные тексты) >> Корзина наставлений (Сутта Питака) >> Собрание связанных наставлений (Санъютта никая) >> 42. Коллекция о деревенских старостах >> СН 42.11 Беседа с Бхадракой
<< Назад
Отображение колонок




СН 42.11 Беседа с Бхадракой Палийский оригинал

пали khantibalo - русский Комментарии
Ekaṃ samayaṃ bhagavā mallesu viharati uruvelakappaṃ nāma mallānaṃ nigamo. Однажды Благословенный жил среди маллов в деревне маллов по имени Урувелакаппа.
Atha kho bhadrako gāmaṇi yena bhagavā tenupasaṅkami; upasaṅkamitvā bhagavantaṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. Затем деревенский староста Бхадрака отправился туда, где находился Благословенный. Придя и выразив почтение Благословенному староста сел в одной стороне.
Ekamantaṃ nisinno kho bhadrako gāmaṇi bhagavantaṃ etadavoca – "sādhu me, bhante, bhagavā dukkhassa samudayañca atthaṅgamañca desetū"ti. Сидя в одной стороне деревенский староста Бхадрака сказал Благословенному: "О досточтимый, будет хорошо, если Благословенный научит меня возникновению и исчезновению страдания."
"Ahañce [ahañca (syā. kaṃ. ka.)] te, gāmaṇi, atītamaddhānaṃ ārabbha dukkhassa samudayañca atthaṅgamañca deseyyaṃ – 'evaṃ ahosi atītamaddhāna'nti, tatra te siyā kaṅkhā, siyā vimati. "О староста, если бы я научил тебя возникновению и исчезновению страдания в отношении прошлого, говоря "так было в прошлом", тогда у тебя бы возникло сомнение, возникла бы неуверенность.
Ahaṃ ce [ahañca (syā. kaṃ. ka.)] te, gāmaṇi, anāgatamaddhānaṃ ārabbha dukkhassa samudayañca atthaṅgamañca deseyyaṃ – 'evaṃ bhavissati anāgatamaddhāna'nti, tatrāpi te siyā kaṅkhā, siyā vimati. О староста, если бы я научил тебя возникновению и исчезновению страдания в отношении будущего, говоря "так будет в будущем", тогда у тебя тоже возникло бы сомнение, возникла бы неуверенность.
Api cāhaṃ, gāmaṇi, idheva nisinno ettheva te nisinnassa dukkhassa samudayañca atthaṅgamañca desessāmi. Вместо этого, о староста, пока я сижу здесь и ты сидишь здесь, я научу тебя возникновению и исчезновению страдания.
Taṃ suṇāhi, sādhukaṃ manasi karohi; bhāsissāmī"ti. Слушай это и тщательно внимай, я буду говорить."
"Evaṃ, bhante"ti kho bhadrako gāmaṇi bhagavato paccassosi. "Да будет так, о досточтимый", - ответил деревенский староста Бхадрака Благословенному.
Bhagavā etadavoca – Благословенный сказал следующее:
"Taṃ kiṃ maññasi, gāmaṇi, atthi te uruvelakappe manussā yesaṃ te vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā uppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti? "Староста, как ты полагаешь, есть ли люди в Урувелакаппе, из-за которых у тебя бы возникла печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние, будь они подвергнуты казни, заключению, штрафу или осуждению?"
"Atthi me, bhante, uruvelakappe manussā yesaṃ me vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā uppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti. "О досточтимый, в Урувелакаппе есть люди, из-за которых у меня возникла бы печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние, будь они подвергнуты казни, заключению, штрафу или осуждению."
"Atthi pana te, gāmaṇi, uruvelakappe manussā yesaṃ te vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā nuppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti? "Староста, но есть ли люди в Урувелакаппе, из-за которых у тебя не возникнет печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние, будь они подвергнуты казни, заключению, штрафу или осуждению?"
"Atthi me, bhante, uruvelakappe manussā yesaṃ me vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā nuppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti. "О досточтимый, в Урувелакаппе есть люди, из-за которых у меня не возникнет печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние, будь они подвергнуты казни, заключению, штрафу или осуждению."
"Ko nu kho, gāmaṇi, hetu, ko paccayo yena te ekaccānaṃ uruvelakappiyānaṃ manussānaṃ vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā uppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti? "Староста, но какова причина, каково условие, из-за которого в отношении некоторых людей в Урувелакаппе, у тебя возникла бы печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние, будь они подвергнуты казни, заключению, штрафу или осуждению?"
"Yesaṃ me, bhante, uruvelakappiyānaṃ manussānaṃ vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā uppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā, atthi me tesu chandarāgo. "О досточтимый, в отношении тех людей в Урувелакаппе, из-за которых у меня возникла бы печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние, будь они подвергнуты казни, заключению, штрафу или осуждению, - к ним я испытываю желание и страсть.
Yesaṃ pana, bhante, uruvelakappiyānaṃ manussānaṃ vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā nuppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā, natthi me tesu chandarāgo"ti. О досточтимый, в отношении тех людей в Урувелакаппе, из-за которых у меня не возникнет печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние, будь они подвергнуты казни, заключению, штрафу или осуждению, - к ним я не испытываю желания и страсти."
"Iminā tvaṃ, gāmaṇi, dhammena diṭṭhena viditena akālikena pattena pariyogāḷhena atītānāgate nayaṃ nehi – 'yaṃ kho kiñci atītamaddhānaṃ dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajji [uppajjati (sabbattha)] sabbaṃ taṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ. "Староста, с помощью этого принципа, который увиден, понят, немедленно достигнут, представлен, применяй метод к прошлому и будущему следующим образом: "Какое бы возникающее страдание ни возникало в прошлом - всё оно коренится в желании, желание является его источником.
Chando hi mūlaṃ dukkhassa. Ведь желание является корнем страдания.
Yampi hi kiñci anāgatamaddhānaṃ dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjissati, sabbaṃ taṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ. Какое бы возникающее страдание ни возникнет в будущем, всё оно будет коренится в желании, желание будет его источником.
Chando hi mūlaṃ dukkhassā"'ti. Ведь желание является корнем страдания."
"Acchariyaṃ, bhante, abbhutaṃ, bhante! "Превосходно, о досточтимый, превосходно, о досточтимый.
Yāva subhāsitaṃ cidaṃ [subhāsitamidaṃ (sī. pī.)], bhante, bhagavatā [yaṅkiñci atītamaddhānaṃ dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjati, sabbantaṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ, chando hi mūlaṃ dukkhassāti, yaṅkiñci anāgatamaddhānaṃ dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjissati sabbantaṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ, chando hi mūlaṃ dukkhassā"ti (syā. kaṃ.)] – 'yaṃ kiñci dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjati, sabbaṃ taṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ. О досточтимый, как хорошо это было сказано Благословенным: "Какое бы возникающее страдание ни возникало - всё оно коренится в желании, желание является его источником.
Chando hi mūlaṃ dukkhassā'ti. ["yaṅkiñci atītamaddhānaṃ dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjati, sabbantaṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ, chando hi mūlaṃ dūkkhassāti, yaṅkiñci anāgatamaddhānaṃ dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjissati, sabbantaṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ, chando hi mūlaṃ dukkhassā"ti (syā. kaṃ)] Atthi me, bhante, ciravāsī nāma kumāro bahi āvasathe [āvesane (?)] paṭivasati. Ведь желание является корнем страдания." О досточтимый, у меня есть юноша по имени Чираваси, пребывающий в жилище за пределами.
So khvāhaṃ, bhante, kālasseva vuṭṭhāya purisaṃ uyyojemi [uyyojesiṃ (ka.)] – 'gaccha, bhaṇe, ciravāsiṃ kumāraṃ jānāhī'ti. О досточтимый, я встаю рано и посылаю человека со словами: "Ступай, любезный, узнай как поживает юноша Чираваси.
Yāvakīvañca, bhante, so puriso nāgacchati, tassa me hoteva aññathattaṃ – 'mā heva ciravāsissa kumārassa kiñci ābādhayitthā"'ti [ābādhayethāti (syā. kaṃ. pī. ka.)]. Пока тот человек не вернулся, я, о досточтимый, горюю, думая: "Надеюсь, юноша Чираваси не столкнулся ни с каким недугом."
"Taṃ kiṃ maññasi, gāmaṇi, ciravāsissa kumārassa vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā uppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti ? "Староста, как ты полагаешь? Если Чираваси будет подвергнут казни, заключению, штрафу или осуждению, возникнет ли у тебя печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние?"
"Ciravāsissa me, bhante, kumārassa vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā jīvitassapi siyā aññathattaṃ, kiṃ pana me nuppajjissanti sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti. "О досточтимый, если Чираваси будет подвергнут казни, заключению, штрафу или осуждению, даже моя жизнь будет полна горем, как же печали, плачу, [физической] боли, [умственным] мукам, отчаянию не появиться у меня?"
"Imināpi kho etaṃ, gāmaṇi, pariyāyena veditabbaṃ – 'yaṃ kiñci dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjati, sabbaṃ taṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ. "О староста, этим способом тоже можно понять: "Какое бы возникающее страдание ни возникало, всё оно будет коренится в желании, желание будет его источником.
Chando hi mūlaṃ dukkhassā"'ti. Ведь желание является корнем страдания."
"Taṃ kiṃ maññasi, gāmaṇi, yadā te ciravāsimātā [ciravāsissa mātā (sī. pī.)] adiṭṭhā ahosi, assutā ahosi, te ciravāsimātuyā chando vā rāgo vā pemaṃ vā"ti? "Староста, как ты полагаешь? До того, как ты увидел или услышал о матери Чираваси, было ли у тебя желание, страсть или любовь к ней?"
"No hetaṃ, bhante". "Конечно нет, о досточтимый."
"Dassanaṃ vā te, gāmaṇi, āgamma savanaṃ vā evaṃ te ahosi – 'ciravāsimātuyā chando vā rāgo vā pemaṃ vā"'ti? "Тогда, о староста, не из-за того ли, что ты увидел и услышал её, у тебя возникло желание, страсть или любовь?"
"Evaṃ, bhante". "Это так, о досточтимый."
"Taṃ kiṃ maññasi, gāmaṇi, ciravāsimātuyā te vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā uppajjeyyuṃ sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti? "Староста, как ты полагаешь? Если мать Чираваси будет подвергнута казни, заключению, штрафу или осуждению, возникнет ли у тебя печаль, плач, [физическая] боль, [умственные] муки, отчаяние?"
"Ciravāsimātuyā me, bhante, vadhena vā bandhena vā jāniyā vā garahāya vā jīvitassapi siyā aññathattaṃ, kiṃ pana me nuppajjissanti sokaparidevadukkhadomanassupāyāsā"ti! "О досточтимый, если мать Чираваси будет подвергнута казни, заключению, штрафу или осуждению, даже моя жизнь будет полна горем, как же печали, плачу, [физической] боли, [умственным] мукам, отчаянию не появиться у меня?"
"Imināpi kho etaṃ, gāmaṇi, pariyāyena veditabbaṃ – 'yaṃ kiñci dukkhaṃ uppajjamānaṃ uppajjati, sabbaṃ taṃ chandamūlakaṃ chandanidānaṃ. "О староста, этим способом тоже можно понять: "Какое бы возникающее страдание ни возникало, всё оно будет коренится в желании, желание будет его источником.
Chando hi mūlaṃ dukkhassā"'ti. Ведь желание является корнем страдания."
Ekādasamaṃ.
Метки: мучительность 
<< Назад