Что нового Оглавление Поиск Закладки Словарь Вход EN / RU
Адрес: Три корзины (основные тексты) >> Корзина наставлений (Сутта Питака) >> Собрание наставлений по количеству факторов (Ангуттара Никая) >> 6. Книга шестёрок >> АН 6.10 Наставление Маханаме
Отображение колонок




АН 6.10 Наставление Маханаме Палийский оригинал

пали khantibalo - русский Комментарии
10.Ekaṃ samayaṃ bhagavā sakkesu viharati kapilavatthusmiṃ nigrodhārāme. Однажды Благословенный жил среди сакьев, в Капилаваттху, в баньяновом парке.
Atha kho mahānāmo sakko yena bhagavā tenupasaṅkami; upasaṅkamitvā bhagavantaṃ abhivādetvā ekamantaṃ nisīdi. Тогда сакья Маханама пришёл туда, где находился Благословенный. Подойдя и выразив Благословенному своё почтение он сел в стороне.
Ekamantaṃ nisinno, kho mahānāmo sakko bhagavantaṃ etadavoca – "yo so, bhante, ariyasāvako āgataphalo viññātasāsano, so katamena vihārena bahulaṃ viharatī"ti? Сидя в стороне сакья Маханама так сказал Благословенному: "О досточтимый, в каком пребывании часто находится тот последователь благородных, что достиг плода и постиг учение?"
"Yo so, mahānāma, ariyasāvako āgataphalo viññātasāsano, so iminā vihārena bahulaṃ viharati. "О Маханама, тот последователь благородных, что достиг плода и постиг учение, часто находится в этом пребывании:
[a. ni. 11.11] Idha, mahānāma, ariyasāvako tathāgataṃ anussarati – 'itipi so bhagavā arahaṃ sammāsambuddho vijjācaraṇasampanno sugato lokavidū anuttaro purisadammasārathi satthā devamanussānaṃ buddho bhagavā'ti. Здесь, Маханама, последователь благородных вспоминает о Татхагате: "Благословенный действительно является таким: он достойный (арахант), постигший в совершенстве, обладающий знанием и [благим] поведением, достигший блага, знаток мира, несравненный проводник существ, подходящих для обуздания, учитель божеств и людей, постигший, благословенный."
Yasmiṃ, mahānāma, samaye ariyasāvako tathāgataṃ anussarati nevassa tasmiṃ samaye rāgapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na dosapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na mohapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti; ujugatamevassa tasmiṃ samaye cittaṃ hoti tathāgataṃ ārabbha. Когда, о Маханама, последователь благородных вспоминает о Татхагате, в это время его ум не охвачен страстью, не охвачен отвращением, не охвачен заблуждением. В этот момент его ум лишь прямой, опираясь на Татхагату.
Ujugatacitto kho pana, mahānāma, ariyasāvako labhati atthavedaṃ, labhati dhammavedaṃ, labhati dhammūpasaṃhitaṃ pāmojjaṃ. Последователь благородных, о Маханама, чей ум прямой, обретает вдохновение в смысле, обретает вдохновение в Дхамме, обретает радость, связанную с Дхаммой.
Pamuditassa pīti jāyati, pītimanassa kāyo passambhati, passaddhakāyo sukhaṃ vediyati, sukhino cittaṃ samādhiyati. У радостного возникает восторг. У того, в чьём уме восторг, тело расслабляется. Тот, чьё тело расслаблено, испытывает счастье. У испытывающего счастье ум собирается.
Ayaṃ vuccati, mahānāma – 'ariyasāvako visamagatāya pajāya samappatto viharati, sabyāpajjāya pajāya abyāpajjo viharati, dhammasotaṃ samāpanno buddhānussatiṃ bhāveti"'. Это, Маханама, зовётся последователем благородных, который живёт уравновешенным в неуравновешенном народе, живёт без недуга в поражённом недугом народе, войдя в поток Дхаммы он развивает воспоминание о Будде.
"Puna caparaṃ, mahānāma, ariyasāvako dhammaṃ anussarati – 'svākkhāto bhagavatā dhammo sandiṭṭhiko akāliko ehipassiko opaneyyiko paccattaṃ veditabbo viññūhī'ti. Кроме того, Маханама, последователь благородных вспоминает о Дхамме: "Хорошо разъяснена Благословенным Дхамма, видимая непосредственно, не требующая времени, приглашающая прийти и увидеть, ведущая к цели, может быть самостоятельно испытана мудрыми."
Yasmiṃ, mahānāma, samaye ariyasāvako dhammaṃ anussarati nevassa tasmiṃ samaye rāgapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na dosapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na mohapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti ; ujugatamevassa tasmiṃ samaye cittaṃ hoti dhammaṃ ārabbha. Когда, о Маханама, последователь благородных вспоминает о Дхамме, в это время его ум не охвачен страстью, не охвачен отвращением, не охвачен заблуждением. В этот момент его ум лишь прямой, опираясь на Дхамму.
Ujugatacitto kho pana, mahānāma, ariyasāvako labhati atthavedaṃ, labhati dhammavedaṃ, labhati dhammūpasaṃhita pāmojjaṃ. Последователь благородных, о Маханама, чей ум прямой, обретает вдохновение в смысле, обретает вдохновение в Дхамме, обретает радость, связанную с Дхаммой.
Pamuditassa pīti jāyati, pītimanassa kāyo passambhati, passaddhakāyo sukhaṃ vediyati, sukhino cittaṃ samādhiyati. У радостного возникает восторг. У того, в чьём уме восторг, тело расслабляется. Тот, чьё тело расслаблено, испытывает счастье. У испытывающего счастье ум собирается.
Ayaṃ vuccati, mahānāma – 'ariyasāvako visamagatāya pajāya samappatto viharati, sabyāpajjāya pajāya abyāpajjo viharati, dhammasotaṃ samāpanno dhammānussatiṃ bhāveti"'. Это, Маханама, зовётся последователем благородных, который живёт уравновешенным в неуравновешенном народе, живёт без недуга в поражённом недугом народе, войдя в поток Дхаммы он развивает воспоминание о Дхамме.
"Puna caparaṃ, mahānāma, ariyasāvako saṅghaṃ anussarati – 'suppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, ujuppaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, ñāyappaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, sāmīcippaṭipanno bhagavato sāvakasaṅgho, yadidaṃ cattāri purisayugāni aṭṭha purisapuggalā esa bhagavato sāvakasaṅgho āhuneyyo pāhuneyyo dakkhiṇeyyo añjalikaraṇīyo anuttaraṃ puññakkhettaṃ lokassā'ti. Кроме того, Маханама, последователь благородных вспоминает о Сообществе: "сообщество учеников Благословенного вступило на хороший путь, сообщество учеников Благословенного вступило на прямой путь, сообщество учеников Благословенного вступило на верный путь, сообщество учеников Благословенного вступило на должный путь, а именно четыре пары, восемь типов личностей. Это сообщество учеников Благословенного заслуживает даров, заслуживает гостеприимства, заслуживает подношений, заслуживает почтительного приветствия, несравненное поле заслуг для мира."
Yasmiṃ, mahānāma, samaye ariyasāvako saṅghaṃ anussarati nevassa tasmiṃ samaye rāgapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na dosapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na mohapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti; ujugatamevassa tasmiṃ samaye cittaṃ hoti saṅghaṃ ārabbha. Когда, о Маханама, последователь благородных вспоминает о Сообществе, в это время его ум не охвачен страстью, не охвачен отвращением, не охвачен заблуждением. В этот момент его ум лишь прямой, опираясь на Сообщество.
Ujugatacitto kho pana, mahānāma, ariyasāvako labhati atthavedaṃ, labhati dhammavedaṃ, labhati dhammūpasaṃhitaṃ pāmojjaṃ. Последователь благородных, о Маханама, чей ум прямой, обретает вдохновение в смысле, обретает вдохновение в Дхамме, обретает радость, связанную с Дхаммой.
Pamuditassa pīti jāyati, pītimanassa kāyo passambhati, passaddhakāyo sukhaṃ vediyati, sukhino cittaṃ samādhiyati. У радостного возникает восторг. У того, в чьём уме восторг, тело расслабляется. Тот, чьё тело расслаблено, испытывает счастье. У испытывающего счастье ум собирается.
Ayaṃ vuccati, mahānāma – 'ariyasāvako visamagatāya pajāya samappatto viharati, sabyāpajjāya pajāya abyāpajjo viharati, dhammasotaṃ samāpanno saṅghānussatiṃ bhāveti"'. Это, Маханама, зовётся последователем благородных, который живёт уравновешенным в неуравновешенном народе, живёт без недуга в поражённом недугом народе, войдя в поток Дхаммы он развивает воспоминание о Сообществе.
"Puna caparaṃ, mahānāma, ariyasāvako attano sīlāni anussarati akhaṇḍāni acchiddāni asabalāni akammāsāni bhujissāni viññuppasatthāni aparāmaṭṭhāni samādhisaṃvattanikāni. Кроме того, о Маханама, последователь благородных вспоминает свои собственные качества нравственности - нерастрёпанные, непродырявленные, равномерные, незапятнанные, освобождающие, восхваляемые мудрыми, неиспорченные, ведущие к собранности ума. В этом контексте sīlāni может быть даже означать сами принятые для соблюдения предписания, которые не нарушены.
Все комментарии (1)
Yasmiṃ, mahānāma, samaye ariyasāvako sīlaṃ anussarati nevassa tasmiṃ samaye rāgapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na dosapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na mohapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti; ujugatamevassa tasmiṃ samaye cittaṃ hoti sīlaṃ ārabbha. Когда, о Маханама, последователь благородных вспоминает собственную нравственность, в это время его ум не охвачен страстью, не охвачен отвращением, не охвачен заблуждением. В этот момент его ум лишь прямой, опираясь на нравственность.
Ujugatacitto kho pana, mahānāma, ariyasāvako labhati atthavedaṃ, labhati dhammavedaṃ, labhati dhammūpasaṃhitaṃ pāmojjaṃ. Последователь благородных, о Маханама, чей ум прямой, обретает вдохновение в смысле, обретает вдохновение в Дхамме, обретает радость, связанную с Дхаммой.
Pamuditassa pīti jāyati, pītimanassa kāyo passambhati, passaddhakāyo sukhaṃ vediyati, sukhino cittaṃ samādhiyati. У радостного возникает восторг. У того, в чьём уме восторг, тело расслабляется. Тот, чьё тело расслаблено, испытывает счастье. У испытывающего счастье ум собирается.
Ayaṃ vuccati, mahānāma – 'ariyasāvako visamagatāya pajāya samappatto viharati, sabyāpajjāya pajāya abyāpajjo viharati, dhammasotaṃ samāpanno sīlānussatiṃ bhāveti"'. Это, Маханама, зовётся последователем благородных, который живёт уравновешенным в неуравновешенном народе, живёт без недуга в поражённом недугом народе, войдя в поток Дхаммы он развивает воспоминание о нравственности.
"Puna caparaṃ, mahānāma, ariyasāvako attano cāgaṃ anussarati – 'lābhā vata me, suladdhaṃ vata me! Кроме того, о Маханама, последователь благородных вспоминает свою собственную щедрость: "Воистину это обретение, воистину это мной хорошо обретено,
Yohaṃ maccheramalapariyuṭṭhitāya pajāya vigatamalamaccherena cetasā agāraṃ ajjhāvasāmi muttacāgo payatapāṇi vossaggarato yācayogo dānasaṃvibhāgarato'ti. что в народе, одолеваемом скверной скупости, я пребываю в доме с умом, свободным от скверны скупости, щедрый, чьи руки открыты, наслаждающийся отрешением, приверженный готовый исполнить просьбу, радующийся дарению и разделению."
Yasmiṃ, mahānāma, samaye ariyasāvako cāgaṃ anussarati nevassa tasmiṃ samaye rāgapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na dosapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na mohapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti; ujugatamevassa tasmiṃ samaye cittaṃ hoti cāgaṃ ārabbha. Когда, о Маханама, последователь благородных вспоминает собственную щедрость, в это время его ум не охвачен страстью, не охвачен отвращением, не охвачен заблуждением. В этот момент его ум лишь прямой, опираясь на щедрость.
Ujugatacitto kho pana, mahānāma, ariyasāvako labhati atthavedaṃ, labhati dhammavedaṃ, labhati dhammūpasaṃhitaṃ pāmojjaṃ. Последователь благородных, о Маханама, чей ум прямой, обретает вдохновение в смысле, обретает вдохновение в Дхамме, обретает радость, связанную с Дхаммой.
Pamuditassa pīti jāyati, pītimanassa kāyo passambhati, passaddhakāyo sukhaṃ vediyati, sukhino cittaṃ samādhiyati. У радостного возникает восторг. У того, в чьём уме восторг, тело расслабляется. Тот, чьё тело расслаблено, испытывает счастье. У испытывающего счастье ум собирается.
Ayaṃ vuccati, mahānāma – 'ariyasāvako visamagatāya pajāya samappatto viharati, sabyāpajjāya pajāya abyāpajjo viharati, dhammasotaṃ samāpanno cāgānussatiṃ bhāveti"'. Это, Маханама, зовётся последователем благородных, который живёт уравновешенным в неуравновешенном народе, живёт без недуга в поражённом недугом народе, войдя в поток Дхаммы он развивает воспоминание о щедрости.
"Puna caparaṃ, mahānāma, ariyasāvako devatānussatiṃ bhāveti – 'santi devā cātumahārājikā [cātummahārājikā (sī. syā. kaṃ. pī.)], santi devā tāvatiṃsā, santi devā yāmā, santi devā tusitā, santi devā nimmānaratino, santi devā paranimmitavasavattino, santi devā brahmakāyikā, santi devā tatuttari [tatuttariṃ (sī. syā. kaṃ. pī.), taduttari (ka.) a. ni. 6.25; visuddhi. 1.162 passitabbaṃ]. Кроме того, о Маханама, последователь благородных вспоминает о божествах: "Есть божества мира четырёх великих правителей, есть божества мира Тридцати трёх, есть божества мира Довольных, есть божества, наслаждающиеся творением, есть божества, имеющие власть над творениями других, есть божества свиты брахмы, есть божества выше этих.
Yathārūpāya saddhāya samannāgatā tā devatā ito cutā tattha upapannā [tattha uppannā (sī.), tatthūpapannā (syā. kaṃ.), tatthupapannā (a. ni. 3.71)], mayhampi tathārūpā saddhā saṃvijjati. У меня имеется та же убеждённость, как была у этих божеств, благодаря которой покинув этот мир они возродились там.
Yathārūpena sīlena samannāgatā tā devatā ito cutā tattha upapannā, mayhampi tathārūpaṃ sīlaṃ saṃvijjati. У меня имеется та же нравственность, как была у этих божеств, благодаря которой покинув этот мир они возродились там.
Yathārūpena sutena samannāgatā tā devatā ito cutā tattha upapannā, mayhampi tathārūpaṃ sutaṃ saṃvijjati. У меня имеется та же обученность, как была у этих божеств, благодаря которой покинув этот мир они возродились там.
Yathārūpena cāgena samannāgatā tā devatā ito cutā tattha upapannā, mayhampi tathārūpo cāgo saṃvijjati. У меня имеется та же щедрость, как была у этих божеств, благодаря которой покинув этот мир они возродились там.
Yathārūpāya paññāya samannāgatā tā devatā ito cutā tattha upapannā, mayhampi tathārūpā paññā saṃvijjatī'ti. У меня имеется та же мудрость, как была у этих божеств, благодаря которой покинув этот мир они возродились там.
Yasmiṃ, mahānāma, samaye ariyasāvako attano ca tāsañca devatānaṃ saddhañca sīlañca sutañca cāgañca paññañca anussarati nevassa tasmiṃ samaye rāgapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na dosapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti, na mohapariyuṭṭhitaṃ cittaṃ hoti; ujugatamevassa tasmiṃ samaye cittaṃ hoti tā devatā ārabbha. Когда, о Маханама, последователь благородных вспоминает убеждённость, нравственность, обученность, щедрость и мудрость этих божеств и свою собственную, в это время его ум не охвачен страстью, не охвачен отвращением, не охвачен заблуждением. В этот момент его ум лишь прямой, опираясь на этих божеств.
Ujugatacitto kho pana, mahānāma, ariyasāvako labhati atthavedaṃ, labhati dhammavedaṃ, labhati dhammūpasaṃhitaṃ pāmojjaṃ. Последователь благородных, о Маханама, чей ум прямой, обретает вдохновение в смысле, обретает вдохновение в Дхамме, обретает радость, связанную с Дхаммой.
Pamuditassa pīti jāyati, pītimanassa kāyo passambhati, passaddhakāyo sukhaṃ vediyati, sukhino cittaṃ samādhiyati. У радостного возникает восторг. У того, в чьём уме восторг, тело расслабляется. Тот, чьё тело расслаблено, испытывает счастье. У испытывающего счастье ум собирается.
Ayaṃ vuccati, mahānāma – 'ariyasāvako visamagatāya pajāya samappatto viharati, sabyāpajjāya [sabyāpajjhāya… abyāpajjho (ka.)] pajāya abyāpajjo [sabyāpajjhāya… abyāpajjho (ka.)] viharati, dhammasotaṃ samāpanno devatānussatiṃ bhāveti"'. Это, Маханама, зовётся последователем благородных, который живёт уравновешенным в неуравновешенном народе, живёт без недуга в поражённом недугом народе, войдя в поток Дхаммы он развивает воспоминание о божествах.
"Yo so, mahānāma, ariyasāvako āgataphalo viññātasāsano, so iminā vihārena bahulaṃ viharatī"ti. О Маханама, тот последователь благородных, что достиг плода и постиг учение, часто находится в этом пребывании."
Dasamaṃ.
Āhuneyyavaggo paṭhamo.
Tassuddānaṃ –
Dve āhuneyyā indriya, balāni tayo ājānīyā;
Anuttariya anussatī, mahānāmena te dasāti.
Метки: памятование  Маханама  Капилаваттху  медитация