Что нового Оглавление Поиск Закладки Словарь Вход EN / RU
Адрес: Комментарии >> Комментарии к корзине наставлений >> Комментарии к собранию наставлений средней длины >> МН 2 Комментарий к наставлению о всех влечениях

Связанные тексты
Отображение колонок



МН 2 Комментарий к наставлению о всех влечениях Палийский оригинал

пали khantibalo - русский Комментарии
14.Evaṃme sutaṃ - pe - sāvatthiyanti sabbāsavasuttaṃ.
Tatrāyaṃ apubbapadavaṇṇanā – sāvatthīti savatthassa isino nivāsaṭṭhānabhūtā nagarī, yathā kākandī mākandī kosambīti evaṃ tāva akkharacintakā.
Aṭṭhakathācariyā pana bhaṇanti "yaṃkiñci manussānaṃ upabhogaparibhogaṃ sabbamettha atthīti sāvatthī.
Satthasamāyoge ca kiṃ bhaṇḍamatthīti pucchite sabbamatthī"ti vacanamupādāya sāvatthī.
"Sabbadā sabbūpakaraṇaṃ, sāvatthiyaṃ samohitaṃ;
Tasmā sabbamupādāya, sāvatthīti pavuccati.
Kosalānaṃ puraṃ rammaṃ, dassaneyyaṃ manoramaṃ;
Dasahi saddehi avivittaṃ, annapānasamāyutaṃ.
Vuddhiṃ vepullataṃ pattaṃ, iddhaṃ phītaṃ manoramaṃ;
Aḷakamandāva devānaṃ, sāvatthipuramuttama"nti.
Tassaṃ sāvatthiyaṃ.
Jetavaneti ettha attano paccatthikajanaṃ jinātīti jeto, raññā vā attano paccatthikajane jite jātoti jeto, maṅgalakamyatāya vā tassa evaṃnāmameva katanti jeto, jetassa vanaṃ jetavanaṃ.
Tañhi jetena rājakumārena ropitaṃ saṃvaddhitaṃ paripālitaṃ, so ca tassa sāmī ahosi.
Tasmā jetavananti vuccati, tasmiṃ jetavane.
Anāthapiṇḍikassa ārāmeti ettha sudatto nāma so gahapati mātāpitūhi katanāmavasena.
Sabbakāmasamiddhitāya pana vigatamalamaccheratāya karuṇādiguṇasamaṅgitāya ca niccakālaṃ anāthānaṃ piṇḍamadāsi, tena anāthapiṇḍikoti saṅkhaṃ gato.
Āramanti ettha pāṇino visesena vā pabbajitāti ārāmo, tassa pupphaphalādisobhāya nātidūranaccāsannatādipañcavidhasenāsanaṅgasampattiyā ca tato tato āgamma ramanti abhiramanti anukkaṇṭhitā hutvā nivasantīti attho.
Vuttappakārāya vā sampattiyā tattha tattha gatepi attano abbhantaraṃyeva ānetvā rametīti ārāmo.
So hi anāthapiṇḍikena gahapatinā jetassa rājakumārassa hatthato aṭṭhārasahi hiraññakoṭīhi koṭisantharena kīṇitvā aṭṭhārasahi hiraññakoṭīhi senāsanāni kārāpetvā aṭṭhārasahi hiraññakoṭīhi vihāramahaṃ niṭṭhāpetvā evaṃ catupaññāsahiraññakoṭipariccāgena buddhappamukhassa saṅghassa niyyādito.
Tasmā "anāthapiṇḍikassa ārāmo"ti vuccati.
Tasmiṃ anāthapiṇḍikassa ārāme.
Ettha ca "jetavane"ti vacanaṃ purimasāmiparikittanaṃ.
"Anāthapiṇḍikassa ārāme"ti pacchimasāmiparikittanaṃ.
Kimetesaṃ parikittane payojananti.
Puññakāmānaṃ diṭṭhānugatiāpajjanaṃ.
Tatra hi dvārakoṭṭhakapāsādamāpane bhūmivikkayaladdhā aṭṭhārasa hiraññakoṭiyo anekakoṭiagghanakā rukkhā ca jetassa pariccāgo, catupaññāsa koṭiyo anāthapiṇḍikassa.
Iti tesaṃ parikittanena evaṃ puññakāmā puññāni karontīti dassento āyasmā ānando aññepi puññakāme tesaṃ diṭṭhānugatiāpajjane niyojeti.
Sabbāsavasaṃvarapariyāyaṃ vo, bhikkhaveti kasmā idaṃ suttamabhāsi? "Монахи, способ обуздания всех влечений вам я [расскажу]" - почему он изрёк это наставление?
Tesaṃ bhikkhūnaṃ upakkilesavisodhanaṃ ādiṃ katvā āsavakkhayāya paṭipattidassanatthaṃ. С целью объяснения практики для прекращения влечений начинающуюся с очищения от умственных загрязнений.
Tattha sabbāsavasaṃvarapariyāyanti sabbesaṃ āsavānaṃ saṃvarakāraṇaṃ saṃvarabhūtaṃ kāraṇaṃ, yena kāraṇena te saṃvaritā pidahitā hutvā anuppādanirodhasaṅkhātaṃ khayaṃ gacchanti pahīyanti nappavattanti, taṃ kāraṇanti attho. Здесь "способ обуздания всех влечений" означает способ обуздания всех влечений, способ сделать их обузданными, которым они, став обузданными и устранёнными, приходят к исчерпанию, ослабляются, не функционируют, что подразумевается терминами "невозникновение" и "прекращение". Об этом способе речь.
Tattha āsavantīti āsavā, cakkhutopi - pe - manatopi sandanti pavattantīti vuttaṃ hoti. Здесь āsavā нечто вытекающее, что означает, что они вытекают, выводятся из зрения... рассудка.
Dhammato yāva gotrabhuṃ okāsato yāva bhavaggaṃ savantīti vā āsavā, ete dhamme etañca okāsaṃ anto karitvā pavattantīti attho. Они называются āsavā, потому что в части умственных процессов они текут до момента прозрения надмирского пути, в части пространства они текут до высшего уровня бытия. Влечения действуют, имея в качестве конца эти умственные процессы и это пространство.
Antokaraṇattho hi ayaṃ ākāro.
Cirapārivāsiyaṭṭhena madirādayo āsavā, āsavā viyātipi āsavā. И также это можно назвать брожением в смысле того, что долго бродило, как брага и другие подобные напитки.
Lokasmiñhi cirapārivāsikā madirādayo āsavāti vuccanti. Ведь в мире брага и другие подобные долго бродившие вещи называются āsavā.
Yadi ca cirapārivāsiyaṭṭhena āsavā, eteyeva bhavitumarahanti. И если из-за долгого брожения это бродившие вещи, именно они заслуживают быть. видимо "заслуживают такого названия"
Все комментарии (1)
Vuttañhetaṃ "purimā, bhikkhave, koṭi na paññāyati avijjāya, ito pubbe avijjā nāhosī"tiādi (a. ni. 10.61). Ведь сказано "Монахи, начало неведения не различимо. Нет такого, что до такого-то момента неведения не было".
Āyataṃ vā saṃsāradukkhaṃ savanti pasavantītipi āsavā. Или же то, что расширяет или увеличивает страдание в сансаре также называется āsavā.
Purimāni cettha nibbacanāni yattha kilesā āsavāti āgacchanti, tattha yujjanti, pacchimaṃ kammepi. Из этих определений влечений первые соответствуют влечениям как умственным загрязнениям, а последнее - камме. Я так понимаю, здесь три определения, а не два, как следует из написанного дост. Буддараккхитой.
Все комментарии (1)
Na kevalañca kammakilesāyeva āsavā, apica kho nānappakārakā uppaddavāpi. Влечения - это не только целиком и полностью камма и умственные загрязнения, но также это означает всевозможные невзгоды [в последнем определении].
Suttesu hi "nāhaṃ, cunda, diṭṭhadhammikānaṃyeva āsavānaṃ saṃvarāya dhammaṃ desemī"ti (dī. ni. 3.182) ettha vivādamūlabhūtā kilesā āsavāti āgatā. Ведь в суттах сказано: "Чунда, я не учу Дхамме только для обуздания влечений в этой жизни" - подразумевая что-то, являющееся корневой причиной конфликтов, здесь речь о влечениях как умственных загрязнениях.
"Yena devūpapatyassa, gandhabbo vā vihaṅgamo; Те, из-за которых он рождается божеством, гандхаббой или птицей
Yakkhattaṃ yena gaccheyyaṃ, manussattañca abbaje; те, из-за которых он отправляется в мир яккхов или рождается среди людей
Te mayhaṃ āsavā khīṇā, viddhastā vinaḷīkatā"ti. (a. ni. 4.36); – - эти наши влечения уничтожены, разрушены и сокрушены.
Ettha tebhūmakañca kammaṃ avasesā ca akusalā dhammā. Здесь подразумевается камма трёх сфер бытия и прочие неблаготворные виды поведения.
"Diṭṭhadhammikānaṃ āsavānaṃ saṃvarāya samparāyikānaṃ āsavānaṃ paṭighātāyā"ti (pārā. 39) ettha parūpavādavippaṭisāravadhabandhādayo ceva apāyadukkhabhūtā ca nānappakārā upaddavā. "Для обуздания влечений, относящихся к этой жизни и для защиты от влечений, относящихся к следующей жизни" - здесь всевозможные виды невзгод, такие как ложные обвинения во стороны других, виновность в преступлениях, таких как убийство, нападение и т.п. или бесчисленные гнетущие виды страданий, как они испытываются на уровнях бытия, где доминирует страдание [- это влечения как невзгоды].
Te panete āsavā yattha yathā āgatā, tattha tathā veditabbā. Смысл слова āsavā следует определять в каждом конкретном случае и понимать согласно этому.
Ete hi vinaye tāva "diṭṭhadhammikānaṃ āsavānaṃ saṃvarāya, samparāyikānaṃ āsavānaṃ paṭighātāyā"ti dvedhā āgatā. Ведь они согласно тексту Винаи "Для обуздания влечений, относящихся к этой жизни и для защиты от влечений, относящихся к следующей жизни" бывают двух видов.
Saḷāyatane "tayome āvuso āsavā, kāmāsavo bhavāsavo avijjāsavo"ti (a. ni. 6.63) tidhā āgatā. Согласно "главе о шести сферах" [Cаньютта Никаи] "друг, влечения бывают трёх видов: влечение к чувственным желаниям, влечение к быванию, влечение к неведению" они бывают трёх видов.
Aññesu ca suttantesu abhidhamme ca teyeva diṭṭhāsavena saha catudhā āgatā. И в некоторых других наставлениях, а также в Абхидхамме эти [три вида] наряду с влечением к [ущербным] взглядам влечения становятся четырёх видов.
Nibbedhikapariyāye – "atthi, bhikkhave, āsavā nirayagāminiyā, atthi āsavā tiracchānayonigāminiyā, atthi āsavā pettivisayagāminiyā, atthi āsavā manussalokagāminiyā, atthi āsavā devalokagāminiyā"ti (a. ni. 6.63) pañcadhā āgatā. Согласно наставлению о способе постижения "монахи, есть влечения, ведущие в ад, есть влечения, ведущие в чрево животного, есть влечения, ведущие в мир духов, есть влечения, ведущие в мир людей, есть влечения, ведущие в мир божеств" они бывают пяти видов.
Chakkanipāte – "atthi, bhikkhave, āsavā saṃvarā pahātabbā"tiādinā nayena chadhā āgatā. Согласно "книге шестёрок" [Ангуттара Никаи] "монахи, есть влечения, которые следует устранять обузданием" они бывает шести видов. По 6 сферам: https://tipitaka.theravada.su/view.php?ContentID=37580
Все комментарии (1)
Imasmiṃ pana sutte teyeva dassanāpahātabbehi saddhiṃ sattadhā āgatāti. Но в этом наставлении (о всех влечениях) эти же самые [6] вместе с влечениями, устраняемые видением, образуют семь видов.
Ayaṃ tāva āsavapade vacanattho ceva pabhedo ca. Таким образом приведены определения и классификации термина "влечения".
Saṃvarapade pana saṃvarayatīti saṃvaro, pidahati nivāreti pavattituṃ na detīti attho. Что касается слова "обуздание" - оно означает избавиться от влечений, то есть преодолеть, защититься и не позволять им возникать.
Tathā hi "anujānāmi, bhikkhave, divā paṭisallīyantena dvāraṃ saṃvaritvā paṭisallīyitu"nti (pārā. 77), "sotānaṃ saṃvaraṃbraūmi, paññāyete pidhīyare"ti (su. ni. 1041) ca ādīsu pidhānaṭṭhena saṃvaramāha. Ведь здесь "я разрешаю вам, о монахи, запирать дверь во время дневного отдыха" и "Я проповедую обуздание потоков жажды, они усмиряются мудростью" обуздание используется в смысле преодоления.
Svāyaṃ saṃvaro pañcavidho hoti sīlasaṃvaro satiñāṇa khanti vīriyasaṃvaroti. Это обуздание пяти видов: путём нравственности, путём памятования, путём знания, путём терпения, путём усердия.
Tattha "iminā pātimokkhasaṃvarena upeto"ti (vibha. 511) ayaṃ sīlasaṃvaro. Здесь "он обладает этим обузданием патимоккхой" подразумевается обуздание нравственностью.
Pātimokkhasīlañhi ettha saṃvaroti vuttaṃ. Ведь нравственность патимоккхи здесь означает обуздание.
"Cakkhundriye saṃvaramāpajjatī"tiādīsu (dī. ni. 1.213) satisaṃvaro. "Он демонстрирует сдержанность в зрении" - здесь подразумевается обуздание памятованием.
Sati hettha saṃvaroti vuttā. Ведь здесь под памятованием подразумевается обуздание.
"Sotānaṃ saṃvaraṃ brūmi, paññāyete pidhīyare"ti ayaṃ ñāṇasaṃvaro. "Я проповедую обуздание потоков жажды, они усмиряются мудростью" здесь речь об обуздании путём знания.
Ñāṇañhettha pidhīyareti iminā pidhānaṭṭhena saṃvaroti vuttaṃ. Ведь здесь знание усмиряет, это усмирение означает обуздание.
"Khamo hoti sītassa - pe -, uppannaṃ kāmavitakkaṃ nādhivāsetī"tiādinā (ma. ni. 1.24-26) pana nayena idheva khantivīriyasaṃvarā āgatā. "Терпелив к холоду .... возникшую мысль чувственного желания не терпит" и далее по тому же принципу в этом наставлении подразумевается обуздание путём терпения и усердия. Между ними ещё влечения, устраняемые путём избегания. Они сюда входят?
Все комментарии (1)
Tesañca "sabbāsavasaṃvarapariyāya"nti iminā uddesena saṅgahitattā saṃvarabhāvo veditabbo. И все эти виды обуздания подразумеваются во фразе "способ обуздания всех влечений". Так следует это понимать.
Apica pañcavidhopi ayaṃ saṃvaro idha āgatoyeva, tattha khantivīriyasaṃvarā tāva vuttāyeva. Из пяти видов обуздания здесь (в этом наставлении) обуздание путём терпения и путём усердия уже были упомянуты.
"So tañca anāsanaṃ tañca agocara"nti (ma. ni. 1.25) ayaṃ panettha sīlasaṃvaro. "Избегает сидеть в неподходящих местах, вращаться в неподходящей среде" - здесь это обуздание путём [монашеских принципов] нравственности.
"Paṭisaṅkhā yoniso cakkhundriyasaṃvarasaṃvuto"ti (ma. ni. 1.22) ayaṃ satisaṃvaro. "Основательно рефлексируя он обуздан обузданием слуха" - это обуздание путём памятования.
Sabbattha paṭisaṅkhā ñāṇasaṃvaro. Везде, где сказано "рефлексируя" это означает обуздание путём знания.
Aggahitaggahaṇena pana dassanaṃ paṭisevanā bhāvanā ca ñāṇasaṃvaro. Благодаря этому признаку обузданием путём видения, путём использования и путём развития также являются обузданием путём знания.
Pariyāyanti etena dhammāti pariyāyo, uppattiṃ nirodhaṃ vā gacchantīti vuttaṃ hoti. Словом "способ" обозначаются эти [пять видов обуздания], которые, как и все явления, подвержены возникновению и исчезновению. Не уверен, что правильно перевёл.
Все комментарии (1)
Ettāvatā "sabbāsavasaṃvarapariyāya"nti ettha yaṃ vattabbaṃ, taṃ vuttaṃ hoti. До этого момента то, что нужно было сказать о "способе обуздания всех влечений" - то было сказано.
15.Idāni jānato ahantiādīsu jānatoti jānantassa.
Passatoti passantassa.
Dvepi padāni ekatthāni, byañjanameva nānaṃ. Оба слова [знающего и видящего] имеют один смысл, отличие только в словах.
Evaṃ santepi jānatoti ñāṇalakkhaṇaṃ upādāya puggalaṃ niddisati, jānanalakkhaṇañhi ñāṇaṃ.
Passatoti ñāṇappabhāvaṃ upādāya, passanappabhāvañhi ñāṇaṃ.
Ñāṇasamaṅgī puggalo cakkhumā viya cakkhunā rūpāni ñāṇena vivaṭe dhamme passati.
Apica yonisomanasikāraṃ uppādetuṃ jānato, ayonisomanasikāro yathā na uppajjati, evaṃ passatoti ayamettha sāro. Однако "знающий" в данном контексте означает того, кто способен зародить основательное внимание, а "видящий" - тот, кто видит таким способом, что неосновательное внимание не возникает. Вот какова здесь суть.
Keci panācariyā bahū papañce bhaṇanti, te imasmiṃ atthe na yujjanti.
Āsavānaṃkhayanti āsavappahānaṃ āsavānaṃ accantakkhayasamuppādaṃ khīṇākāraṃ natthibhāvanti ayameva hi imasmiñca sutte, "āsavānaṃ khayā anāsavaṃ cetovimutti"ntiādīsu (ma. ni. 1.438) ca āsavakkhayattho.
Aññattha pana maggaphalanibbānānipi āsavakkhayoti vuccanti. Но в других местах прекращением влечений называется путь, плод и ниббана.
Tathā hi –
"Sekhassa sikkhamānassa, ujumaggānusārino;
Khayasmiṃ paṭhamaṃ ñāṇaṃ, tato aññā anantarā"ti. (itivu. 62) –
Ādīsu maggo āsavakkhayoti vutto,
"Āsavānaṃ khayā samaṇo hotī"tiādīsu (ma. ni. 1.438) phalaṃ.
"Paravajjānupassissa, niccaṃ ujjhānasaññino;
Āsavā tassa vaḍḍhanti, ārā so āsavakkhayā"ti. (dha. pa. 253) –
Ādīsu nibbānaṃ "āsavakkhayo"ti vuttaṃ.
No ajānato no apassatoti yo pana na jānāti na passati, tassa no vadāmīti attho. "А не у не знающего и не видящего" - но тот, кто не знает и не видит, тому (о том?) не говорю.
Etena ye ajānato apassatopi saṃvarādīhiyeva suddhiṃ vadanti, te paṭikkhittā honti. Этим те, кто не знает и не видит ..., они исключены.
Purimena vā padadvayena upāyo vutto, iminā anupāyapaṭisedho. Первыми двумя словами выражено то, что целесообразно, им исключается не являющееся целесообразным.
Saṅkhepena cettha ñāṇaṃ āsavasaṃvarapariyāyoti dassitaṃ hoti. И здесь кратко объяснено знание как способ обуздания влечений.
Idāni yaṃ jānato āsavānaṃ khayo hoti, taṃ dassetukāmo kiñca, bhikkhave, jānatoti pucchaṃ ārabhi, tattha jānanā bahuvidhā. Отсюда для знающего есть прекращение влечений, желая это объяснить он задаёт вопрос "знающий что, о монахи". Здесь знание может быть многих видов.
Dabbajātiko eva hi koci bhikkhu chattaṃ kātuṃ jānāti, koci cīvarādīnaṃ aññataraṃ, tassa īdisāni kammāni vattasīse ṭhatvā karontassa sā jānanā maggaphalānaṃ padaṭṭhānaṃ na hotīti na vattabbā. Некий сообразительный монах знает как делать зонт, кто-то является знатоком [в изготовлении] монашеских одежд и прочего, - сделав такие дела главными в своих обязанностях - такие дела или знания не являются производящей причиной пути и плода и о них не следует говорить.
Yo pana sāsane pabbajitvā vejjakammādīni kātuṃ jānāti, tassevaṃ jānato āsavā vaḍḍhantiyeva, tasmā yaṃ jānato passato ca āsavānaṃ khayo hoti, tadeva dassento āha yoniso ca manasikāraṃ ayoniso ca manasikāranti. Но тот, кто стал монахом в системе [Будды] знает как заниматься лечебной и другой работой, у знающего это влечения только возрастают, поэтому "это прекращение влечений для того, кто знает и видит..." - это он сказал здесь объясняя лишь основательное внимание и неосновательное внимание.
Tattha yoniso manasikāro nāma upāyamanasikāro pathamanasikāro, aniccādīsu aniccanti ādinā eva nayena saccānulomikena vā cittassa āvaṭṭanā anvāvaṭṭanā ābhogo samannāhāro manasikāro, ayaṃ vuccati yoniso manasikāroti. Здесь "основательное внимание" означает целесообразное (уместное) внимание, внимание, направленное по верному пути. В отношении изменчивого и прочего это рассмотрение как изменчивое и прочее, то есть это направление ума согласно реальному положению дел, многократное пребывание в этом и согласующееся с этим направление внимания. Это называется основательным вниманием. взял за основу это: https://tipitaka.theravada.su/comments/sentenceid/45755 хотя НТ в своей сноске переводит как "attention (manasi-kāra) as the mean...
Все комментарии (1)
Ayoniso manasikāroti anupāyamanasikāro uppathamanasikāro. Неосновательным вниманием является нецелесообразное внимание, внимание, направленное по неверному пути.
Anicce niccanti dukkhe sukhanti anattani attāti asubhe subhanti ayoniso manasikāro uppathamanasikāro. Изменчивое считать неизменным, мучительное приятным, безличное собой (своим), непривлекательное привлекательным - это неосновательное внимание, направленное по неверному пути.
Saccappaṭikulena vā cittassa āvaṭṭanā anvāvaṭṭanā ābhogo samannāhāro manasikāro, ayaṃ vuccati ayoniso manasikāroti. Или направление ума против реального положения дел, многократное пребывание в этом и согласующееся с этим направление внимание называется неосновательным вниманием.
Evaṃ yoniso manasikāraṃ uppādetuṃ jānato, ayoniso manasikāro ca yathā na uppajjati, evaṃ passato āsavānaṃ khayo hoti. Когда он знает как возникает основательное внимание и видит как не возникает неосновательное внимание, тогда происходит прекращение влечений.
Idāni imassevatthassa yuttiṃ dassento āha ayoniso, bhikkhave - pe - pahīyantīti. Чтобы показать как подходит это объяснение, он сказал: "Монахи, у того, кто не основательно ... устраняются".
Tena kiṃ vuttaṃ hoti, yasmā ayoniso manasikaroto āsavā uppajjanti, yoniso manasikaroto pahīyanti, tasmā jānitabbaṃ yoniso manasikāraṃ uppādetuṃ jānato, ayoniso manasikāro ca yathā na uppajjati, evaṃ passato āsavānaṃ khayo hotīti, ayaṃ tāvettha saṅkhepavaṇṇanā. Что сказано этим: поскольку у прилагающего неосновательное внимание влечения возникают, у прилагающего основательное внимания устраняются, поэтому у "знающего" как зародить основательное внимание и "видящего" как не возникает неосновательное внимание происходит прекращение влечений. Таково здесь краткое объяснение.
Ayaṃ pana vitthāro – tattha "yoniso ayoniso"ti imehi tāva dvīhi padehi ābaddhaṃ hoti upari sakalasuttaṃ. Но таково подробное объяснение: здесь всё наставление основано на словах: "основательное" и "неосновательное".
Vaṭṭavivaṭṭavasena hi upari sakalasuttaṃ vuttaṃ. Ведь далее всё наставление выражено через цикл (перерождений) и освобождение от цикла.
Ayoniso manasikāramūlakañca vaṭṭaṃ, yoniso manasikāramūlakañca vivaṭṭaṃ. Цикл коренится в неосновательном внимании, освобождение от цикла - в основательном внимании.
Kathaṃ? А как?
Ayoniso manasikāro hi vaḍḍhamāno dve dhamme paripūreti avijjañca bhavataṇhañca. Ведь неосновательное внимание возрастая питает два фактора - неведение и жажду якобы вечно существующего.
Avijjāya ca sati "avijjāpaccayā saṅkhārā - pe - dukkhakkhandhassa samudayo hoti. И когда есть неведение, то "неведение обуславливает волевые конструкции... таково возникновение всей массы страданий".
Taṇhāya sati taṇhāpaccayā upādānaṃ - pe - samudayo hotī"ti. Когда есть жажда, то "жажда обуславливает привязанность ... таково возникновение всей массы страданий".
Evaṃ ayaṃ ayoniso manasikārabahulo puggalo vātavegābhighātena vippanaṭṭhanāvā viya gaṅgāvaṭṭe patitagokulaṃ viya cakkayante yuttabalibaddo viya ca punappunaṃ bhavayonigativiññāṇaṭṭhitisattāvāsesu āvaṭṭaparivaṭṭaṃ karoti, evaṃ tāva ayoniso manasikāramūlakaṃ vaṭṭaṃ. Так этот часто пребывающий в неосновательном внимании человек, подобно разрушенному силой ветра кораблю, подобно упавшему в круговорот Ганга стаду коров, подобно колёсному механизму с привязанными к нему упряжными животными, совершает кружение и вращение на уровнях бытия, в чревах, уделах, уровнях сознания, среди существ и прочего. Вот каким образом это неосновательное внимание является корнем для цикла (кружения)
Yoniso manasikāro pana vaḍḍhamāno – "yoniso manasikārasampannassetaṃ, bhikkhave, bhikkhuno pāṭikaṅkhaṃ, ariyaṃ aṭṭhaṅgikaṃ maggaṃ bhāvessati, ariyaṃ aṭṭhaṅgikaṃ maggaṃ bahulīkarissatī"ti (saṃ. ni. 5.55) vacanato sammādiṭṭhipamukhaṃ aṭṭhaṅgikaṃ maggaṃ paripūreti. Но развивающий основательное внимание согласно утверждению "Монахи, у монаха, обладающего основательным вниманием, можно ожидать развития благородного восьмеричного пути, можно ожидать регулярной практики благородного восьмеричного пути" совершенствует восьмеричный путь, начинающийся с надлежащих взглядов.
Yā ca sammādiṭṭhi, sā vijjāti tassa vijjuppādā avijjānirodho, "avijjānirodhā saṅkhāranirodho - pe - evaṃ etassa kevalassa dukkhakkhandhassa nirodho hotī"ti (mahāva. 1) evaṃ yoniso manasikāramūlakaṃ vivaṭṭaṃ veditabbaṃ. И этот надлежащий взгляд представляет собой знание. От возникновения этого знания происходит прекращение неведения по принципу "от прекращения неведения прекращаются волевые конструкции... так прекращается вся эта масса страданий". Вот так основательное внимание следует понимать как прекращение цикла.
Evaṃ imehi dvīhi padehi ābaddhaṃ hoti upari sakalasuttaṃ. Так всё наставление основано на этих двух словах.
Evaṃ ābaddhe cettha yasmā pubbe āsavappahānaṃ dassetvā pacchā uppatti vuccamānā na yujjati.
Na hi pahīnā puna uppajjanti.
Uppannānaṃ pana pahānaṃ yujjati, tasmā uddesapaṭilomatopi "ayoniso, bhikkhave, manasikaroto"tiādimāha.
Tattha ayoniso manasikarototi vuttappakāraṃ ayoniso manasikāraṃ uppādayato.
Anuppannā ceva āsavā uppajjantīti ettha ye pubbe appaṭiladdhapubbaṃ cīvarādiṃ vā paccayaṃ upaṭṭhākasaddhivihārikaantevāsikānaṃ vā aññataraṃ manuññaṃ vatthuṃ paṭilabhitvā, taṃ subhaṃ sukhanti ayoniso manasikaroto, aññataraññataraṃ vā pana ananubhūtapubbaṃ ārammaṇaṃ yathā vā tathā vā ayoniso manasikaroto āsavā uppajjanti, te anuppannā uppajjantīti veditabbā, aññathā hi anamatagge saṃsāre anuppannā nāma āsavā na santi. "Невозникшие влечения возникают" - здесь получив те неполученные ранее одеяния и прочее, помощь от помощника, монаха-соседа, ученика, или вещь другого человека - человек, придерживающийся неосновательного внимания реагирует на это как "о здорово, о счастье!", или же как в случае с тем или иным объектом, которым ранее не наслаждался, - так у придерживающегося неосновательного внимания возникают влечения. Так следует понимать "невозникшие возникают", ведь других невозникших влечений в не имеющей начальной точки сансаре не существует.
Anubhūtapubbepi ca vatthumhi ārammaṇe vā yassa pakatisuddhiyā vā uddesaparipucchāpariyattinavakammayonisomanasikārānaṃ vā aññataravasena pubbe anuppajjitvā pacchā tādisena paccayena sahasā uppajjanti, imepi anuppannā uppajjantīti veditabbā. В случае с объектом, которым ранее наслаждались, или у того, кто от природы чист, или при декламации, спрашивании, обучении, новой работе, основательном внимании или по другой причине ранее невозникнув, в будущем вместе с этой причиной возникают. Так следует понимать "невозникшие возникают".
Tesuyeva pana vatthārammaṇesu punappunaṃ uppajjamānā uppannā pavaḍḍhantīti vuccanti. Однако вновь и вновь возникающие с тем же объектом влечения называются "возникшие [влечения] возрастают".
Ito aññathā hi paṭhamuppannānaṃ vaḍḍhi nāma natthi.
Yonisoca kho, bhikkhaveti ettha pana yassa pakatisuddhiyā vā seyyathāpi āyasmato mahākassapassa bhaddāya ca kāpilāniyā, uddesaparipucchādīhi vā kāraṇehi āsavā nuppajjanti, so ca jānāti "na kho me āsavā maggena samugghātaṃ gatā, handa nesaṃ samugghātāya paṭipajjāmī"ti. "У того, монахи, кто придерживается основательного внимания" - здесь речь о том, кто от природы чист, такой как почтенный Махакассапа и его жена Капилани. У него [Махакассапы] благодаря декламации, вопрошанию и прочему влечения не возникали и он знал "у меня влечения не исчезли путём искоренения с помощью пути, давай-ка я займусь практикой для их искоренения".
Tato maggabhāvanāya sabbe samugghāteti. Тогда благодаря развитию пути он все их искоренил.
Tassa te āsavā anuppannā na uppajjantīti vuccanti. Об этих влечениях говорят как о невозникновении невозникших влечений.
Yassa pana kārakasseva sato satisammosena sahasā āsavā uppajjanti, tato saṃvegamāpajjitvā yoniso padahanto te āsave samucchindati, tassa uppannā pahīyantīti vuccanti maṇḍalārāmavāsīmahātissabhūtattherassa viya. Но даже у практикующего памятование вместе с утратой памятования возникают влечения, тогда он зародив чувство срочности основательно приложив усилия те влечения искореняет, это называется устранением возникших влечений, как было с монахом Махатиссабхута Тхерой, жителем монастыря Мандаларама.
So kira tasmiṃyeva vihāre uddesaṃ gaṇhāti, athassa gāme piṇḍāya carato visabhāgārammaṇe kileso uppajji, so taṃ vipassanāya vikkhambhetvā vihāraṃ agamāsi. Якобы он в том же самом монастыре был принят [в монахи], однажды ходя за подаянием у него возникло умственное загрязнение на необычном предмете, он устранил его с помощью прозрения и пошёл в монастырь.
Tassa supinantepi taṃ ārammaṇaṃ na upaṭṭhāsi. И даже во время сна он не придерживался этого предмета.
So "ayaṃ kileso vaḍḍhitvā apāyasaṃvattaniko hotī"ti saṃvegaṃ janetvā ācariyaṃ āpucchitvā vihārā nikkhamma mahāsaṅgharakkhitattherassa santike rāgapaṭipakkhaṃ asubhakammaṭṭhānaṃ gahetvā gumbantaraṃ pavisitvā paṃsukūlacīvaraṃ santharitvā nisajja anāgāmimaggena pañcakāmaguṇikarāgaṃ chinditvā uṭṭhāya ācariyaṃ vanditvā punadivase uddesamaggaṃ pāpuṇi. Он подумал "это загрязнение ума является тем, что, разрастаясь, приводит в миры страданий" и, зародив чувство духовной срочности (духовного страха) не спросив учителя покинул монастырь. Он получил у старшего монаха Махасангхараккхиты предмет медитации на непривлекательности [тела], противодействующий страсти. Он залез в куст, обернул его одеянием из лохмотьев, сел и отсёк страсть к пяти струнам чувственных удовольствий путём невозвращения. Поприветствовав учителя он на следующий день достиг указанного пути.
Ye pana vattamānuppannā, tesaṃ paṭipattiyā pahānaṃ nāma natthi. Но те, которые не возникли в цикле, невозможно устранить путём практики.
16.Idāni "uppannā ca āsavā pahīyantī"ti idameva padaṃ gahetvā ye te āsavā pahīyanti, tesaṃ nānappakārato aññampi pahānakāraṇaṃ āvikātuṃ desanaṃ vitthārento atthi, bhikkhave, āsavā dassanā pahātabbātiādimāha yathā taṃ desanāpabhedakusalo dhammarājā. "Возникшие влечения устраняются" - если взять только эту фразу, те влечения, которые устраняются, из-за их многочисленности, чтобы объяснить другие способы их прекращения давая подробное объяснение сказал: "монахи, есть влечения, устраняемые с помощью видения", как владыка Дхаммы, умелый в делении наставлений на части.
Tattha dassanā pahātabbāti dassanena pahātabbā.
Esa nayo sabbattha.

Влечения, устраняемые с помощью видения Таблица Палийский оригинал

17.Idāni tāni padāni anupubbato byākātukāmo "katame ca, bhikkhave, āsavā dassanā pahātabbā"ti pucchaṃ katvā mūlapariyāyavaṇṇanāyaṃ vuttanayeneva "idha, bhikkhave, assutavā puthujjano"ti puggalādhiṭṭhānaṃ desanaṃ ārabhi.
Tattha manasikaraṇīye dhamme nappajānātīti āvajjitabbe samannāharitabbe dhamme na pajānāti. Здесь "не знает предметы, заслуживающие внимания" означает, что он не знает, какие предметы заслуживают обращения к ним, собирания вместе.
Amanasikaraṇīyeti tabbiparīte. "Не заслуживающие внимания", - наоборот.
Esa nayo sesapadesupi.
Yasmā pana ime dhammā manasikaraṇīyā, ime amanasikaraṇīyāti dhammato niyamo natthi, ākārato pana atthi. Нет строгого правила заслуживают или не заслуживают внимания те или иные вещи на основе их неотъемлемых качеств, однако есть принцип, по которому это следует делать.
Yenā ākārena manasikariyamānā akusaluppattipadaṭṭhānā honti, tenākārena na manasikātabbā. Тем способом, который при направлении внимания является производящей причиной, порождающей неблаготворное, направлять внимание не следует.
Yena kusaluppattipadaṭṭhānā honti, tenākārena manasikātabbā. Тем способом, который при направлении внимания является производящей причиной благотворного, следует направлять внимание.
Tasmā "ya'ssa, bhikkhave, dhamme manasikaroto anuppanno vā kāmāsavo"tiādimāha. Поэтому он сказал "монахи, те явления, при направлении внимания на которых невозникшее влечение к чувственным желаниям" и т.д.
Tattha ya'ssāti ye assa assutavato puthujjanassa.
Manasikarototi āvajjayato samannāharantassa.
Anuppanno vā kāmāsavoti ettha samuccayattho vāsaddo, na vikappattho. "Или возникшее влечение к чувственным удовольствиям" здесь слово "или" следует понимать в смысле соединения, а не в смысле разъединения.
Tasmā yathā "yāvatā, bhikkhave, sattā apadā vā dvipadā vā - pe - tathāgato tesaṃ aggamakkhāyatī"ti (itivu. 90) vutte apadā ca dvipadā cāti attho, yathā ca "bhūtānaṃ vā sattānaṃ ṭhitiyā sambhavesīnaṃ vā anuggahāyā"ti (ma. ni. 1.402) vutte bhūtānañca sambhavesīnañcāti attho, yathā ca "aggito vā udakato vā mithubhedato vā"ti (udā. 76) vutte aggito ca udakato ca mithubhedato cāti attho, evamidhāpi anuppanno ca kāmāsavo uppajjati, uppanno ca kāmāsavo pavaḍḍhatīti attho daṭṭhabbo. Поэтому как [в других подобных фрагментах], так и здесь смысл следует понимать как "возникает невозникшее влечение к чувственным удовольствиям и возникшее влечение к чувственным удовольствиям возрастает".
Evaṃ sesesu. Аналогично и в остальных случаях.
Ettha ca kāmāsavoti pañcakāmaguṇiko rāgo. Здесь "влечение к чувственным удовольствиям" - это страсть к пяти струнам чувственных удовольствий. Я так понимаю, именно на основе этого и следующего определения и получается перевод āsava как "влечения", ведь среди объяснений смысла, даваемых в про...
Все комментарии (1)
Bhavāsavoti rupārūpabhave chandarāgo, jhānanikanti ca sassatucchedadiṭṭhisahagatā. "Влечение к быванию" - это желание и страсть к быванию в мире тонкой материи и нематериальном мире. Сюда также входят желания, сопровождающие состояния умственной поглощённости, а также взгляды о вечном существе или полном уничтожении.
Evaṃ diṭṭhāsavopi bhavāsave eva samodhānaṃ gacchati. Так влечение к взглядам включается во влечение к быванию.
Avijjāsavoti catūsu saccesu aññāṇaṃ. "Влечение к неведению" - незнание четырёх реальностей для благородных.
Tattha kāmaguṇe assādato manasikaroto anuppanno ca kāmāsavo uppajjati, uppanno ca pavaḍḍhati. Здесь у уделяющего внимание усладе пяти струн чувственных удовольствий невозникшее влечение к чувственным удовольствиям возникает, а возникшее усиливается.
Mahaggatadhamme assādato manasikaroto anuppanno ca bhavāsavo uppajjati, uppanno ca pavaḍḍhati. У уделяющего внимание усладе возвышенных состояний невозникшее влечение к быванию возникает, возникшее усиливается.
Tīsu bhūmīsu dhamme catuvipallāsapadaṭṭhānabhāvena manasikaroto anuppanno ca avijjāsavo uppajjati, uppanno ca pavaḍḍhatīti veditabbo. У уделяющего внимание предметам в трёх сферах на основе четырёх искажений [распознавания], невозникшее влечение к неведению возникает, возникшее усиливается
Vuttanayapaccanīkato sukkapakkho vitthāretabbo. Переставив в обратом порядке следует подробно объяснять "светлую часть" [как не возникает, как убывает].
Kasmā pana tayo eva āsavā idha vuttāti. Но почему здесь перечислены только три вида влечений?
Vimokkhapaṭipakkhato. Потому что они являются противниками освобождения.
Appaṇihitavimokkhapaṭipakkho hi kāmāsavo,. Ведь влечение к чувственным удовольствиям является противником освобождения, свободного от желания.
Animittasuññatavimokkhapaṭipakkhā itare. Остальные являются противниками освобождения не имеющего представления, пустотного.
Tasmā ime tayo āsave uppādentā tiṇṇaṃ vimokkhānaṃ abhāgino honti, anuppādentā bhāginoti etamatthaṃ dassentena tayo eva vuttāti veditabbā. Поэтому возникая эти три вида влечений лишают трёх освобождений, при невозникновении дают их, поэтому следует понимать, что для объяснения этого вопроса было перечислено только эти три вида влечений.
Diṭṭhāsavopi vā ettha vutto yevāti vaṇṇitametaṃ.
Tassaamanasikaraṇīyānaṃ dhammānaṃ manasikārāti manasikārahetu, yasmā te dhamme manasi karoti, tasmāti vuttaṃ hoti.
Esa nayo dutiyapadepi.
"Anuppannā ceva āsavā uppajjanti, uppannā ca āsavā pavaḍḍhantī"ti heṭṭhā vuttaāsavānaṃyeva abhedato nigamanametaṃ.
18.Ettāvatā yo ayaṃ puggalādhiṭṭhānāya desanāya dassanā pahātabbe āsave niddisituṃ assutavā puthujjano vutto, so yasmā "ayoniso, bhikkhave, manasikaroto anuppannā ceva āsavā uppajjantī"ti evaṃ sāmaññato vuttānaṃ ayoniso manasikārapaccayānaṃ kāmāsavādīnampi adhiṭṭhānaṃ, tasmā tepi āsave teneva puggalena dassetvā idāni dassanā pahātabbe āsave dassento so evaṃ ayoniso manasi karoti, ahosiṃ nu kho ahantiādimāha. До этого места под тем человеком, о прекращении влечений которого путём видения давалось наставление, подразумевался необразованный простолюдин. Раз "у направляющего неосновательное внимание невозникшие влечения возникают" так было сказано, подразумевая неосновательное внимание как причину влечения к чувственным удовольствиям и прочему, то объясняя те влечения у того самого человека он сказал "он неосновательно прилагает внимание: был ли я в прошлом" и т.д,
Vicikicchāsīsena cettha diṭṭhāsavampi dassetuṃ imaṃ desanaṃ ārabhi. Он начал это наставление с объяснения влечения к взглядам, возглавляемым неуверенностью.
Tassattho, yassa te iminā vuttanayena āsavā uppajjanti, so puthujjano, yo cāyaṃ "assutavā"tiādinā nayena vutto, so puthujjano evaṃ ayoniso anupāyena uppathena manasi karoti. Его смысл следующий: у того, в ком эти вышеописанные влечения возникают, тот простолюдин, тот, о котором сказано по схеме "необразованный" и т.д. Этот простолюдин так направляет внимание, неосновательно, нецелесообрано, по неверному пути.
Kathaṃ? А как?
Ahosiṃ nu kho - pe -so kuhiṃ gāmī bhavissatīti. "Существовал ли я в прошлом... куда оно отправится?"
Kiṃ vuttaṃ hoti, so evaṃ ayoniso manasi karoti, yathāssa "ahaṃ ahosiṃ nu kho"tiādinā nayena vuttā soḷasavidhāpi vicikicchā uppajjatīti. О ком это сказано? О том, кто так неосновательно направляет внимание, что возникает 16 видов неуверенности по принципу "существовал ли я в прошлом" и т.п
Tattha ahosiṃ nu kho nanu khoti sassatākārañca adhiccasamuppattiākārañca nissāya atīte attano vijjamānataṃ avijjamānatañca kaṅkhati. Здесь "существовал ли я в прошлом" - с опорой на вечное существование или на беспричинное существование существовал ли я в прошлом или не был ли я в прошлом - так он сомневается.
Kiṃ kāraṇanti na vattabbaṃ. "По какой причине" - не возможно сказать.
Ummattako viya hi bālaputhujjano yathā vā tathā vā pavattati. Глупый простолюдин живёт подобно сумасшедшему.
Apica ayoniso manasikāroyevettha kāraṇaṃ. Но здесь причина состоит лишь в одном неосновательном внимании.
Evaṃ ayoniso manasikārassa pana kiṃ kāraṇanti. Но какова причина этого неосновательного внимания?
Sveva puthujjanabhāvo ariyānaṃ adassanādīni vā. Она состоит в состоянии простолюдина, не посещающего благородных и прочего.
Nanu ca puthujjanopi yoniso manasi karotīti. "Разве и простолюдин не направляет основательное внимание?"
Ko vā evamāha na manasi karotīti. "Или кто из объяснённых таким образом не направляет внимание?"
Na pana tattha puthujjanabhāvo kāraṇaṃ, saddhammassavanakalyāṇamittādīni tattha kāraṇāni. Здесь причиной является не состояние простолюдина, здесь причинами являются слушание истинной Дхаммы, наличие хороших друзей и прочее.
Na hi macchamaṃsādīni attano attano pakatiyā sugandhāni, abhisaṅkhārapaccayā pana sugandhānipi honti. Ведь рыба, мясо и прочее не являются по природе благоуханными, но по причине волевых конструкций они являются благоуханными.
Kiṃnu kho ahosinti jātiliṅgūpapattiyo nissāya khattiyo nu kho ahosiṃ, brāhmaṇavessasuddagahaṭṭhapabbajitadevamanussānaṃ aññataroti kaṅkhati. "Кем же я был в прошлой жизни" был ли я по происхождению, полу, рождению кшатрием, или был кем-то из брахманов, вайшьев, шудр, домохозяев, отшельников, божеств, людей - так он сомневается.
Kathaṃ nu khoti saṇṭhānākāraṃ nissāya dīgho nu kho ahosiṃ, rassaodātakaṇhappamāṇikaappamāṇikādīnaṃ aññataroti kaṅkhati. "Каким же образом [я существовал]" - в зависимости от характеристик формы он сомневается был ли он высоким, низким, светлым, тёмным, средних размеров, не средних размеров и т.д.
Keci pana issaranimmānādiṃ nissāya kena nu kho kāraṇena ahosinti hetuto kaṅkhatīti vadanti. Благодаря какому-либо акту творения и прочему, по причине чего я существовал - так он сомневается о причине.
Kiṃ hutvā kiṃ ahosinti jātiādīni nissāya khattiyo hutvā nu kho brāhmaṇo ahosiṃ - pe - devo hutvā manussoti attano paramparaṃ kaṅkhati. "Кем быв, кем я стал", - по происхождению и прочему будучи кшатрием стал ли я брахманом.... будучи божеством стал человеком - так он сомневается о своей линии.
Sabbattheva pana addhānanti kālādhivacanametaṃ. Но здесь везде "период" является обозначением лишь времени.
Bhavissāminu kho nanu khoti sassatākārañca ucchedākārañca nissāya anāgate attano vijjamānataṃ avijjamānatañca kaṅkhati. "Буду ли существовать в будущем ... или не буду" - посредством убеждения в вечной жизни или полном уничтожении сомневается в том, будет ли у него своё существование в будущем или не будет существование.
Sesamettha vuttanayameva. Остальное как было объяснено.
Etarahi vā paccuppannamaddhānanti idāni vā paṭisandhiṃ ādiṃ katvā cutipariyantaṃ sabbampi vattamānakālaṃ gahetvā. "Или тогда относительно текущей жизни", - или сейчас сделав началом воссоединение ума, охватив всё время жизни, заканчивающееся уходом (смертью).
Ajjhattaṃ kathaṃkathī hotīti attano khandhesu vicikiccho hoti. "В нем возникает сомнение", - неуверенность в своих совокупностях.
Ahaṃ nu khosmīti attano atthibhāvaṃ kaṅkhati. "Существую ли я", - сомневается о своём теле (личности).
Yuttaṃ panetanti? "Это правильно [что я существую]?"
Yuttaṃ ayuttanti kā ettha cintā. "Правильно - неправильно", какая здесь мысль?
Apicettha idaṃ vatthumpi udāharanti. Или же этот вопрос озвучивает.
Cūḷamātāya kira putto muṇḍo, mahāmātāya putto amuṇḍo, taṃ puttaṃ muṇḍesuṃ. Якобы у низкой матери ребёнок лысый, у высокой матери ребёнок не лысый, того ребёнка (высокой матери) постригли.
So uṭṭhāya ahaṃ nu kho cūḷamātāya puttoti cintesi. Он проснулся и подумал: "не ребёнок ли я низкой матери?".
Evaṃ ahaṃ nu khosmīti kaṅkhā hoti. Вот чем является сомнение: "существую ли я".
No nu khosmīti attano natthibhāvaṃ kaṅkhati. "Меня нет", - сомневается о своём несуществовании.
Tatrāpi idaṃ vatthu – eko kira macche gaṇhanto udake ciraṭṭhānena sītibhūtaṃ attano ūruṃ macchoti cintetvā pahari. Такова здесь история: якобы некто в процессе ловли рыбы долгое время находясь без движения в воде ударил своё бедро, посчитав его рыбой.
Aparo susānapasse khettaṃ rakkhanto bhīto saṅkuṭito sayi. Другой, охраняя поле, оказавшись на краю кладбища, испугался, задрожал и лёг спать.
So paṭibujjhitvā attano jaṇṇukāni dve yakkhāti cintetvā pahari. Проснувшись, он, посчитав свои колени двумя яккхами, ударил по ним.
Evaṃ no nu khosmīti kaṅkhati. Так он сомневается "я не существую".
Kiṃ nu khosmīti khattiyova samāno attano khattiyabhāvaṃ kaṅkhati. "Кто же я есть", - являюсь ли я кшатрием - так он сомневается в своём статусе кшатрия.
Esa nayo sesesu. Тот же принцип у остальных.
Devo pana samāno devabhāvaṃ ajānanto nāma natthi. Но у божеств нет незнающих о своём состоянии божества.
Sopi pana "ahaṃ rūpī nu kho arūpī nu kho"tiādinā nayena kaṅkhati. Однако они сомневаются следующим образом: "я обладаю телом или бестелесный?".
Khattiyādayo kasmā na jānantīti ce. Почему кшатрии и прочие не знают [наверняка]?
Apaccakkhā tesaṃ tattha tattha kule uppatti. Они неосознанно рождаются в том или ином роде.
Gahaṭṭhāpi ca potthalikādayo pabbajitasaññino. У домохозяев с помощью кукол и прочего возникает мнение о том, что они отшельники.
Pabbajitāpi "kuppaṃ nu kho me kamma"ntiādinā nayena gahaṭṭhasaññino. У отшельников такими способами как "не работаю ли я по металлу?" возникает мнение о том, что они домохозяева.
Manussāpi ca rājāno viya attani devasaññino honti. И у обычных людей подобно правителям возникает мнение о том, что они божества.
Kathaṃ nu khosmīti vuttanayameva. "Каким же образом я есть", - по тому же принципу, как было объяснено.
Kevalañcettha abbhantare jīvo nāma atthīti gahetvā tassa saṇṭhānākāraṃ nissāya dīgho nu khosmi, rassacaturaṃsachaḷaṃsaaṭṭhaṃsasoḷasaṃsādīnaṃ aññatarappakāroti kaṅkhanto kathaṃ nu khosmīti kaṅkhatīti veditabbo. Приняв концепцию "здесь во всём, что внутри есть душа", - в зависимости от характеристик формы этой души нужно понимать, что он сомневается "Каким же образом я существую" одним из способов "высокий ли я", низкий, четырёхсторонний, шестисторонний, восьмисторонний, шестнадцатисторонний и т.д.
Sarīrasaṇṭhānaṃ pana paccuppannaṃ ajānanto nāma natthi. Однако не существует незнания о текущей форме тела.
Kutoāgato, so kuhiṃ gāmī bhavissatīti attabhāvassa āgatigatiṭṭhānaṃ kaṅkhati. "Откуда пришло, куда отправится", - сомневается о том, откуда личность пришла и куда отправится.
19.Evaṃ soḷasappabhedaṃ vicikicchaṃ dassetvā idāni yaṃ iminā vicikicchāsīsena diṭṭhāsavaṃ dassetuṃ ayaṃ desanā āraddhā. Так объяснив неуверенность шестнадцати видов он начал это наставление, чтобы объяснить влечение к взглядам, которое венчает неуверенность.
Taṃ dassento tassa evaṃ ayoniso manasikaroto channaṃ diṭṭhīnantiādimāha. Объясняя это он сказал: "У того, кто таким образом не основательно обращает внимание".
Tattha tassa puggalassa yathā ayaṃ vicikicchā uppajjati, evaṃ ayoniso manasikaroto tasseva savicikicchassa ayoniso manasikārassa thāmagatattā channaṃ diṭṭhīnaṃ aññatarā diṭṭhi uppajjatīti vuttaṃ hoti. Здесь у того человека, в ком возникает эта неуверенность, кто таким образом не основательно обращает внимание, вместе с укреплением неосновательного внимания, сопровождаемого той самой неуверенностью, возникает один из шести взглядов.
Tattha sabbapadesu vāsaddo vikappattho, evaṃ vā evaṃ vā diṭṭhi uppajjatīti vuttaṃ hoti. Здесь во всех предложениях слово "vā" в смысле альтернативы, т.е. сказано "такой или такой взгляд возникает".
Atthi me attāti cettha sassatadiṭṭhi sabbakālesu attano atthitaṃ gaṇhāti. "У меня есть нечто, являющееся мной", - здесь взгляд о вечном существовании, который охватывает существование себя в течение всего времени.
Saccato thetatoti bhūtato ca thirato ca, "idaṃ sacca"nti bhūtato suṭṭhu daḷhabhāvenāti vuttaṃ hoti. "Как истинное и верное" - как реальное и твёрдое. Этим объяснено реально и хорошо закрепившееся мнение "это истинно".
Natthi me attāti ayaṃ pana ucchedadiṭṭhi, sato sattassa tattha tattha vibhavaggahaṇato. "У меня нет того, что является мной", - здесь взгляд о полном уничтожении, существо в сознании то там то там схватывается уничтожением (?).
Atha vā purimāpi tīsu kālesu atthīti gahaṇato sassatadiṭṭhi, paccuppannameva atthīti gaṇhanto ucchedadiṭṭhi. Или же ранее "в трёх временах существует" - так охвачен взгляд о вечной жизни, "существует только в настоящем" - так охвачен взгляд о полном уничтожении.
Pacchimāpi atītānāgatesu natthīti gahaṇato bhasmantāhutiyoti gahitadiṭṭhikānaṃ viya, ucchedadiṭṭhi. И далее "нет будущих уделов" охватывается взгляд о полном уничтожении, подобный охваченному взглядами о подношении пепла (?).
Atīte eva natthīti gaṇhanto adhiccasamuppattikasseva sassatadiṭṭhi. "Нет только прошлой жизни", - этим охватывается только самопроизвольное возникновение, принадлежащее взгляду о вечном существовании.
Attanāva attānaṃ sañjānāmīti saññākkhandhasīsena khandhe attāti gahetvā saññāya avasesakkhandhe sañjānato iminā attanā imaṃ attānaṃ sañjānāmīti hoti. "Собой я распознаю себя", - считая собой совокупности, возглавляемые распознаванием, с помощью распознавания остальные совокупности распознавая - этим собой этого себя распознаю.
Attanāva anattānanti saññākkhandhaṃyeva attāti gahetvā, itare cattāropi anattāti gahetvā saññāya tesaṃ jānato evaṃ hoti. "Собой ... не-себя", - считая собой одно лишь распознавание, приняв за не являющиеся мной самим остальные четыре совокупности, путём распознавания их познаю.
Anattanāva attānanti saññākkhandhaṃ anattāti. "Не-собой ... себя", - совокупность распознавания не считает собой.
Itare cattāro attāti gahetvā saññāya tesaṃ jānato evaṃ hoti, sabbāpi sassatucchedadiṭṭhiyova. Остальные четыре совокупности считает собой, с помощью распознавания их распознаёт. И везде лишь убеждение в вечном существовании или убеждение в полном уничтожении.
Vado vedeyyotiādayo pana sassatadiṭṭhiyā eva abhinivesākārā. "говорит и ощущает" и т.д. - это только склонность к убеждению о вечном существовании.
Tattha vadatīti vado, vacīkammassa kārakoti vuttaṃ hoti.
Vedayatīti vedeyyo, jānāti anubhavati cāti vuttaṃ hoti.
Kiṃ vedetīti, tatra tatra kalyāṇapāpakānaṃ kammānaṃ vipākaṃ paṭisaṃvedeti. "Что оно ощущает?", - то там то там испытывает последствия благих и дурных поступков.
Tatra tatrāti tesu tesu yonigatiṭṭhitinivāsanikāyesu ārammaṇesu vā. "То здесь, то там", - в чреве, уделе, непрерывности, жилище, собрании или опорах.
Niccoti uppādavayarahito.
Dhuvoti thiro sārabhūto.
Sassatoti sabbakāliko.
Avipariṇāmadhammoti attano pakatibhāvaṃ avijahanadhammo, kakaṇṭako viya nānappakārataṃ nāpajjati.
Sassatisamanti candasūriyasamuddamahāpathavīpabbatā lokavohārena sassatiyoti vuccanti.
Sassatīhi samaṃ sassatisamaṃ.
Yāva sassatiyo tiṭṭhanti, tāva tatheva ṭhassatīti gaṇhato evaṃdiṭṭhi hoti.
Idaṃ vuccati, bhikkhave, diṭṭhigatantiādīsu.
Idanti idāni vattabbassa paccakkhanidassanaṃ.
Diṭṭhigatasambandhena ca idanti vuttaṃ, na diṭṭhisambandhena.
Ettha ca diṭṭhiyeva diṭṭhigataṃ, gūthagataṃ viya.
Diṭṭhīsu vā gatamidaṃ dassanaṃ dvāsaṭṭhidiṭṭhiantogadhattātipi diṭṭhigataṃ.
Diṭṭhiyā vā gataṃ diṭṭhigataṃ.
Idañhi atthi me attātiādi diṭṭhiyā gamanamattameva, natthettha attā vā nicco vā kocīti vuttaṃ hoti.
Sā cāyaṃ diṭṭhi dunniggamanaṭṭhena gahanaṃ.
Duratikkamaṭṭhena sappaṭibhayaṭṭhena ca kantāro, dubbhikkhakantāravāḷakantārādayo viya.
Sammādiṭṭhiyā vinivijjhanaṭṭhena vilomanaṭṭhena vā visūkaṃ.
Kadāci sassatassa, kadāci ucchedassa gahaṇato virūpaṃ phanditanti vipphanditaṃ.
Bandhanaṭṭhena saṃyojanaṃ.
Tenāha "diṭṭhigahanaṃ - pe - diṭṭhisaṃyojana"nti.
Idānissa tameva bandhanatthaṃ dassento diṭṭhisaṃyojanasaṃyuttotiādimāha.
Tassāyaṃ saṅkhepattho.
Iminā diṭṭhisaṃyojanena saṃyutto puthujjano etehi jātiādīhi na parimuccatīti. Скованный этой оковой взглядов простолюдин не освобождается от этих рождений и прочего.
Kiṃ vā bahunā, sakalavaṭṭadukkhatopi na muccatīti.
20.Evaṃ chappabhedaṃ diṭṭhāsavaṃ dassetvā yasmā sīlabbataparāmāso kāmāsavādivacaneneva dassito hoti. Так объяснив влечение к взглядам шести видов, поскольку привязанность к образам действия и обетам объясняется только через влечение к чувственным удовольствиям и прочему (?).
Kāmasukhatthañhi bhavasukhabhavavisuddhiatthañca avijjāya abhibhūtā ito bahiddhā samaṇabrāhmaṇā sīlabbatāni parāmasanti, tasmā taṃ adassetvā diṭṭhiggahaṇena vā tassa gahitattāpi taṃ adassetvāva idāni yo puggalo dassanā pahātabbe āsave pajahati, taṃ dassetvā tesaṃ āsavānaṃ pahānaṃ dassetuṃ pubbe vā ayoniso manasikaroto puthujjanassa tesaṃ uppattiṃ dassetvā idāni tabbiparītassa pahānaṃ dassetuṃ sutavā ca kho, bhikkhavetiādimāha. Ведь с целью чувственного счастья и для счастья бывания и для очищения жизни охваченные неведением небуддийские отшельники и брахманы привязываются к образам действия и обетам. ... объяснив это, объяснив уничтожение этих влечений, ранее объяснив как у неосновательно внимающего простолюдина они возникают, он сказал "монахи, обученный...", чтобы объяснить уничтожение [влечений] у отличающегося [от простолюдина].
Tassattho, yāva "so idaṃ dukkha"nti āgacchati, tāva heṭṭhā vuttanayena ca vuttapaccanīkato ca veditabbo. Смысл его следующий - всё, что идёт до "он ... это страдание", то следует понимать по вышеприведённому принципу в обратную сторону.
Paccanīkato ca sabbākārena ariyadhammassa akovidāvinītapaccanīkato ayaṃ "sutavā ariyasāvako ariyadhammassa kovido ariyadhamme suvinīto"ti veditabbo. Обратными следует считать все утверждения, обратные "не сведущ, не обучен в Дхамме благородных" как "разбирающийся в учении Благородных, хорошо обученный учению Благородных".
Apica kho sikhāpattavipassanato pabhuti yāva gotrabhu, tāva tadanurūpena atthena ayaṃ ariyasāvakoti veditabbo. И также начиная с достигшего вершины прозрения вплоть до достигшего прозрений пути, в соответствии с этим определением следует понимать "последователя благородных". путано очень, хотя это определение термина...
Все комментарии (1)
21."So idaṃ dukkhanti yoniso manasi karotī"tiādīsu pana ayaṃ atthavibhāvanā, so catusaccakammaṭṭhāniko ariyasāvako taṇhāvajjā tebhūmakā khandhā dukkhaṃ, taṇhā dukkhasamudayo, ubhinnaṃ appavatti nirodho, nirodhasampāpako maggoti evaṃ pubbeva ācariyasantike uggahitacatusaccakammaṭṭhāno aparena samayena vipassanāmaggaṃ samāruḷho samāno te tebhūmake khandhe idaṃ dukkhanti yoniso manasi karoti, upāyena pathena samannāharati ceva vipassati ca. "Он основательно обращает внимание: "Это страдание"" и т.д. Таково объяснение смысла: он является последователем благородных, практикующим медитацию на четырёх реальностях. Для него совокупности трёх сфер (являющиеся предметами жажды?), являются страданием, жажда - происхождением страдания, нефункционирование того и другого - прекращением страдания, порождение прекращение - путь прекращения страдания. Так ранее рядом с благородными получив предмет медитации на четырёх реальностях, в другое время вступив на путь прозрения на те же самые совокупности трёх сфер направляет основательное внимание "это страдание", и также целесообразно и по верному пути анализирует и ясно видит.
Ettha hi yāva sotāpattimaggo, tāva manasikārasīseneva vipassanā vuttā. Ведь здесь до пути вхождения в поток была объяснена практика прозрения возглавляемая вниманием.
Yā panāyaṃ tasseva dukkhassa samuṭṭhāpikā pabhāvikā taṇhā, ayaṃ samudayoti yoniso manasi karoti. Происхождением страдания является та жажда, которая порождает и увеличивает то самое страдание - так он основательно направляет внимание.
Yasmā pana dukkhañca samudayo ca idaṃ ṭhānaṃ patvā nirujjhanti nappavattanti, tasmā yadidaṃ nibbānaṃ nāma, ayaṃ dukkhanirodhoti yoniso manasi karoti. Но когда происхождение страдания достигнув этого места прекращается и не функционирует, тогда это называется ниббаной, так он основательно направляет внимание "это прекращение страдания".
Nirodhasampāpakaṃ aṭṭhaṅgikaṃ maggaṃ ayaṃ dukkhanirodhagāminī paṭipadāti yoniso manasi karoti, upāyena pathena samannāharati ceva vipassati ca. "Порождающий прекращение восьмеричный путь - это путь прекращения страдания" - так он основательно направляет внимание и также целесообразно и по верному пути анализирует и ясно видит.
Tatrāyaṃ upāyo, abhiniveso nāma vaṭṭe hoti, vivaṭṭe natthi. Вот что здесь является целесообразным. Склонность здесь находится в цикле (сансары), в освобождении от цикла её нет.
Tasmā "ayaṃ atthi imasmiṃ kāye pathavīdhātu, āpodhātū"tiādinā nayena sakasantatiyaṃ cattāri bhūtāni tadanusārena upādārūpāni ca pariggahetvā ayaṃ rūpakkhandhoti vavatthapeti. Поэтому таким способом как "в этом теле есть элемент твёрдости, элемент жидкости" и т.д. всю непрерывность (личность) на четыре элемента разделив и выявив производную от них материю он определяет это как "это совокупность материального".
Taṃ vavatthāpayato uppanne tadārammaṇe cittacetasike dhamme ime cattāro arūpakkhandhāti vavatthapeti. Определив это он, в уме и умственных факторах, возникающих, делая своим объектом это тело, он определяет четыре нематериальные совокупности.
Tato ime pañcakkhandhā dukkhanti vavatthapeti. Затем эти пять совокупностей он определяет как "мучительные".
Te pana saṅkhepato nāmañca rūpañcāti dve bhāgāyeva honti. Но они вкратце могут быть разделены на две группы "умственное" и "телесное".
Idañca nāmarūpaṃ sahetu sappaccayaṃ uppajjati. Это умственно-телесное возникает по причине и условию.
Tassa ayaṃ hetu ayaṃ paccayoti avijjābhavataṇhākammāhārādike hetupaccaye vavatthapeti. Этим способом "такова причина, таково условие" он определяет причину и условие, состоящую в неведении, жажде якобы вечно существующего, камме, пище и прочем.
Tato tesaṃ paccayānañca paccayuppannadhammānañca yāthāvasarasalakkhaṇaṃ vavatthapetvā ime dhammā ahutvā hontīti aniccalakkhaṇaṃ āropeti, udayabbayapīḷitattā dukkhāti dukkhalakkhaṇaṃ āropeti. Затем определив эти условия и явления, возникшие благодаря этим условиям, по их истинным функциям и характеристикам, он устанавливает их характеристику изменчивости "этих явлений не было, потом они появились". Из-за угнетённости возникновением и исчезновением он устанавливает характеристику страдания как "страдание".
Avasavattanato anattāti anattalakkhaṇaṃ āropeti. Он устанавливает характеристику "безличности" благодаря неподконтрольности.
Evaṃ tīṇi lakkhaṇāni āropetvā paṭipāṭiyā vipassanaṃ pavattento sotāpattimaggaṃ pāpuṇāti. Последовательно установив эти три характеристики, запустив прозрение он достигает пути вхождения в поток.
Tasmiṃ khaṇe cattāri saccāni ekapaṭivedheneva paṭivijjhati, ekābhisamayena abhisameti. В этот момент четыре реальности одним постижением он постигает, одним осознанием осознаёт.
Dukkhaṃ pariññāpaṭivedhena paṭivijjhati, samudayaṃ pahānapaṭivedhena, nirodhaṃ sacchikiriyāpaṭivedhena, maggaṃ bhāvanāpaṭivedhena. Страдание он постигает полным пониманием, происхождение страдания он постигает отбрасыванием, прекращение страдания он постигает прекращением, путь прекращения страдания он постигает развитием.
Dukkhañca pariññābhisamayena abhisameti - pe - maggaṃ bhāvanābhisamayena abhisameti, no ca kho aññamaññena ñāṇena. И страдание он осознаёт полным пониманием .... путь осознаёт развитием, а не каким-либо другим знанием.
Ekañāṇeneva hi esa nirodhaṃ ārammaṇato, sesāni kiccato paṭivijjhati ceva abhisameti ca. Все эти осознания не обретаются отдельными знаниями (прозрения), а только одним знанием, предметом которого является прекращение (ниббана) и которое постигает остальные реальности как функция и осознаёт их.
Na hissa tasmiṃ samaye evaṃ hoti – "ahaṃ dukkhaṃ parijānāmī"ti vā - pe - "maggaṃ bhāvemī"ti vā. Ведь в это время нет ничего похожего на "я познаю страдание"... "я развиваю путь".
Apica khvassa ārammaṇaṃ katvā paṭivedhavasena nirodhaṃ sacchikaroto evaṃ taṃ ñāṇaṃ dukkhapariññākiccampi samudayapahānakiccampi maggabhāvanākiccampi karotiyeva. Но сделав его предметом своего прозрения по мере осуществления ниббаны это самое прозрение одновременно постигает страдание, отбрасывает его причину и развивает путь к его прекращению.
Tassevaṃ upāyena yoniso manasikaroto tīṇi saṃyojanāni pahīyanti, vīsativatthukā sakkāyadiṭṭhi, aṭṭhavatthukā vicikicchā, "sīlena suddhi vatena suddhī"ti sīlabbatānaṃ parāmasanato sīlabbataparāmāsoti. Когда он так целесообразно направляет внимание три оковы разрушаются: убеждение в самоотождествлении 20 видов, неуверенность восьми видов, привязанность к образам действия и обетам типа "очищение путём образа действия и очищение путём обетов".
Tattha catūsu āsavesu sakkāyadiṭṭhisīlabbataparāmāsā diṭṭhāsavena saṅgahitattā āsavā ceva saṃyojanā ca. Здесь в четырёх влечениях убеждение в самоотождествлении и привязанность к образам действия и обетам охватываются влечением к взглядам и являются одновременно влечениями и оковами.
Vicikicchā saṃyojanameva, na āsavo. Неуверенность является только оковой, но не влечением.
"Dassanā pahātabbā āsavā"ti ettha pariyāpannattā pana āsavāti. Но поскольку она включена в разделе прекращения влечений с помощью видения, её можно считать влечением [как часть неведения].
"Ime vuccanti - pe - pahātabbā"ti ime sakkāyadiṭṭhiādayo dassanā pahātabbā nāma āsavāti dassento āha. "Они называются ... которые следует устранять [с помощью видения]" - он сказал это, объясняя как с помощью видения следует устранять убеждение в самоотождествлении и прочее, называемое влечениями.
Atha vā yā ayaṃ channaṃ diṭṭhīnaṃ aññatarā diṭṭhi uppajjatīti evaṃ sarūpeneva sakkāyadiṭṭhi vibhattā. Или же "возникает одно из шести воззрений" - так подразделяется убеждение в самоотождествлении того же вида.
Taṃ sandhāyāha "ime vuccanti, bhikkhave"ti. В связи с этим он сказал "Монахи, они называются...".
Sā ca yasmā sahajātapahānekaṭṭhehi saddhiṃ pahīyati. И оно прекращается вместе с прекращением своих спутников.
Diṭṭhāsave hi pahīyamāne taṃsahajāto catūsu diṭṭhisampayuttacittesu kāmāsavopi avijjāsavopi pahīyati. Ведь при прекращении влечения к взглядам прекращаются в его четырёх связанных со взглядами моментах ума влечение к чувственным удовольствиям и влечение к неведению.
Pahānekaṭṭho pana catūsu diṭṭhivippayuttesu nāgasupaṇṇādisamiddhipatthanāvasena uppajjamāno bhavāsavo. Но вместе с прекращением в четырёх не связанных с взглядами [моментах ума], есть возникающее влечение к быванию, связанное с устремлением к благополучию в форме наги, супанны и прочего.
Teneva sampayutto avijjāsavopi, dvīsu domanassacittesu pāṇātipātādinibbattako avijjāsavopi, tathā vicikicchācittasampayutto avijjāsavopīti evaṃ sabbathāpi avasesā tayopi āsavā pahīyanti. С ним (влечением к быванию) связано только влечение к неведению, в двух моментах ума огорчения приводящее к убийству и прочему влечение к неведению, таким же образом связанное с моментом ума неуверенности влечение к неведению. Так и все оставшиеся три вида влечений прекращаются.
Tasmā bahuvacananiddeso katoti evamettha attho veditabbo.
Esa porāṇānaṃ adhippāyo.
Dassanā pahātabbāti dassanaṃ nāma sotāpattimaggo, tena pahātabbāti attho. "Которые следует устранять с помощью видения" - видением называется путь вхождения в поток, смысл в том, что устранять нужно с помощью его.
Kasmā sotāpattimaggo dassanaṃ? Почему путь вхождения в поток является видением?
Paṭhamaṃ nibbānadassanato. Из-за первого видения ниббаны.
Nanu gotrabhu paṭhamataraṃ passatīti? Разве переживший прозрения пути не видит его раньше?
No na passati. Нет, не видит.
Disvā kattabbakiccaṃ pana na karoti saṃyojanānaṃ appahānato. Увидев, но не выполняя требующую выполнения задачу, его оковы остаются не уничтоженными.
Tasmā passatīti na vattabbo. Поэтому нельзя сказать, что он видит.
Yattha katthaci rājānaṃ disvāpi paṇṇākāraṃ datvā kiccanipphattiyā adiṭṭhattā "ajjāpi rājānaṃ na passāmī"ti vadanto gāmavāsī puriso cettha nidassanaṃ. Пример здесь следующий: это подобно проживающему в деревне человеку, где-то увидевшему правителя, и сделавшему ему подарок, но не увидевшему результата этого поступка, который говорит "и сегодня правителя не вижу".
Dassanāpahātabbaāsavavaṇṇanā niṭṭhitā.

Влечения, устраняемые с помощью обуздания Таблица Палийский оригинал

22.Evaṃ dassanena pahātabbe āsave dassetvā idāni tadanantaruddiṭṭhe saṃvarā pahātabbe dassetuṃ, katame ca, bhikkhave, āsavā saṃvarā pahātabbāti āha. Объяснив таким образом влечения, устраняемые видением, сразу же за этим, с целью объяснить устраняемые обузданием, сказал: "И какие же влечения, монахи, следует устранять с помощью обуздания?".
Evaṃ sabbattha sambandho veditabbo. Этим способом связь (разделов) следует понимать везде (и далее).
Ito parañhi atthamattameva vaṇṇayissāma. Далее будет дан комментарий только в части смысла.
Nanu ca dassanena bhāvanāyāti imehi dvīhi appahātabbo āsavo nāma natthi, atha kasmā visuṃ saṃvarādīhi pahātabbe dassetīti. [Можно спросить] "Разве они не устраняются путём видения и развития?" - нет ни одного влечения, которое нельзя было бы устранить этими двумя, [тогда вопрос] "но почему тогда он отдельно (дополнительно) объясняет те, что устранимы с помощью обуздания и прочего?".
Saṃvarādīhi pubbabhāge vikkhambhitā āsavā catūhi maggehi samugghātaṃ gacchanti, tasmā tesaṃ maggānaṃ pubbabhāge imehi pañcahākārehi vikkhambhanappahānaṃ dassento evamāha. Подавленные обузданием и прочим влечения идут к искоренению четырьмя путями, поэтому он сказал так, объясняя подавление того, что будет уничтожено путями, объяснёнными в предыдущем разделе.
Tasmā yo cāyaṃ vutto paṭhamo dassanamaggoyeva, idāni bhāvanānāmena vuccissanti tayo maggā, tesaṃ sabbesampi ayaṃ pubbabhāgapaṭipadāti veditabbā. Поэтому, то, что было сказано - лишь для того, чтобы увидеть первый путь, что будет сказано потом путём развития относится к трём (высшим путям), следовательно всё это (что между ними) должно пониматься как практика, являющаяся предварительной.
Tattha idhāti imasmiṃ sāsane. Здесь "здесь" означает "в этой системе".
Paṭisaṅkhāti paṭisaṅkhāya.
Tatthāyaṃ saṅkhāsaddo ñāṇakoṭṭhāsapaññattigaṇanāsu dissati. Здесь это слово "saṅkhā" может означать знание, долю, обозначение, группу.
"Saṅkhāyekaṃ paṭisevatī"tiādīsu (ma. ni. 2.168) hi ñāṇe dissati.
"Papañcasaññāsaṅkhā samudācarantī"tiādīsu (ma. ni. 1.201) koṭṭhāse.
"Tesaṃ tesaṃ dhammānaṃ saṅkhā samaññā"tiādīsu (dha. sa. 1313) paññattiyaṃ.
"Na sukaraṃ saṅkhātu"ntiādīsu (saṃ. ni. 2.128) gaṇanāyaṃ.
Idha pana ñāṇe daṭṭhabbo. Но здесь его следует понимать как "знание".
Paṭisaṅkhā yonisoti hi upāyena pathena paṭisaṅkhāya ñatvā paccavekkhitvāti attho. "Основательно рефлексируя" - целесообразно и по верному пути рефлексируя, узнав, пересмотрев. Таков здесь смысл.
Ettha ca asaṃvare ādīnavapaṭisaṅkhā yoniso paṭisaṅkhāti veditabbā. И здесь "основательно рефлексируя" следует понимать как рефлексия об опасностях отсутствия обуздания.
Sā cāyaṃ "varaṃ, bhikkhave, tattāya ayosalākāya ādittāya sampajjalitāya sajotibhūtāya cakkhundriyaṃ sampalimaṭṭhaṃ, na tveva cakkhuviññeyyesu rūpesu anubyañjanaso nimittaggāho"tiādinā (saṃ. ni. 4.235) ādittapariyāyanayena veditabbā. Это следует понимать по принципу объяснения с огнём: "Монахи, было бы лучше, если орган зрения был иссечён раскалённой докрасна железной иглой - горящей, сверкающей и полыхающей, чем человеку схватить представление через подробности образного, воспринимаемого зрением".
Cakkhundriyasaṃvarasaṃvuto viharatīti ettha cakkhumeva indriyaṃ cakkhundriyaṃ, saṃvaraṇato saṃvaro, pidahanato thakanatoti vuttaṃ hoti. "Пребывает обузданным обузданием зрения" - здесь способность только зрения - это способность зрения, обуздание - это сдерживание, что означает закрывание, затыкание.
Satiyā etaṃ adhivacanaṃ. Это синоним памятования.
Cakkhundriye saṃvaro cakkhundriyasaṃvaro.
Titthakāko āvāṭakacchapo vanamahiṃsotiādayo viya.
Tattha kiñcāpi cakkhundriye saṃvaro vā asaṃvaro vā natthi. Здесь какое-либо обуздание или необуздание в [самой] способности зрения невозможно.
Na hi cakkhupasādaṃ nissāya sati vā muṭṭhasaccaṃ vā uppajjati. Ведь на основе [самой] способности зрения ни памятование ни забывчивость не возникают.
Apica yadā rūpārammaṇaṃ cakkhussa āpāthaṃ āgacchati, tadā bhavaṅge dvikkhattuṃ uppajjitvā niruddhe kiriyamanodhātu āvajjanakiccaṃ sādhayamānā uppajjitvā nirujjhati, tato cakkhuviññāṇaṃ dassanakiccaṃ, tato vipākamanodhātu sampaṭicchanakiccaṃ, tato vipākāhetukamanoviññāṇadhātu santīraṇakiccaṃ, tato kiriyāhetukamanoviññāṇadhātu voṭṭhabbanakiccaṃ sādhayamānā uppajjitvā nirujjhati. Здесь объясняется как происходит процесс познания, я так понимаю, на основе Абхидхаммы.
Все комментарии (1)
Tadanantaraṃ javanaṃ javati.
Tatthapi neva bhavaṅgasamaye, na āvajjanādīnaṃ aññatarasamaye saṃvaro vā asaṃvaro vā atthi.
Javanakkhaṇe pana sace dussīlyaṃ vā muṭṭhasaccaṃ vā aññāṇaṃ vā akkhanti vā kosajjaṃ vā uppajjati, ayaṃ asaṃvaro hoti. Но если в момент побуждения возникает безнравственность, забывчивость, незнание, зависть или лень, - это называется необузданностью.
Evaṃ hontopi so cakkhundriye asaṃvaroti vuccati. Раз так, эта способность зрения была названа необузданной.
Kasmā? Почему?
Tasmiñhi sati dvārampi aguttaṃ hoti, bhavaṅgampi āvajjanādīni vīthicittānipi. Ведь в этом случае и врата не защищены и поток сознания и направление и прочее и процесс познания не защищены. Я так понимаю, здесь и далее sati просто означает "есть". Правда конкретно здесь не ясно к чему оно относится.
Все комментарии (1)
Yathā kiṃ, yathā nagare catūsu dvāresu asaṃvutesu kiñcāpi anto gharakoṭṭhakagabbhādayo susaṃvutā, tathāpi antonagare sabbaṃ bhaṇḍaṃ arakkhitaṃ agopitameva hoti. Как что? Когда в городе четверо врат не охраняются, а какие-либо дома, хранилища, внутренние покои внутри хорошо охраняются, тогда внутри города все вещи являются незащищёнными и неохраняемыми.
Nagaradvārena hi pavisitvā corā yadicchanti, taṃ kareyyuṃ, evameva javane dussīlyādīsu uppannesu, tasmiṃ asaṃvare sati dvārampi aguttaṃ hoti, bhavaṅgampi āvajjanādīni vīthicittānipīti. Ведь войдя через городские врата воры что захотят, то и смогут сделать. Точно так же в момент побуждения возникает безнравственность и прочее, поскольку он не обуздан, и врата не являются защищёнными и поток сознания и направление и прочее и процесс познания не защищены. я так понимаю здесь после моего двоеточия перечисляются те вещи, куда ведут эти врата
Все комментарии (1)
Tasmiṃ pana sīlādīsu uppannesu dvārampi guttaṃ hoti, bhavaṅgampi āvajjanādīni vīthicittānipi. Но в том, в ком нравственность и прочее возникает, врата защищены и поток сознания и направление и прочее и процесс познания защищён.
Yathā kiṃ? Как что?
Yathā nagaradvāresu susaṃvutesu kiñcāpi anto gharādayo asaṃvutā, tathāpi antonagare sabbaṃ bhaṇḍaṃ surakkhitaṃ sugopitameva hoti. Когда врата города хорошо охраняются, а внутри города какие-то дома и прочее не охраняются, тогда внутри города любая вещь хорошо охраняется, хорошо защищена.
Nagaradvāresu hi pihitesu corānaṃ paveso natthi, evameva javane sīlādīsu uppannesu dvārampi suguttaṃ hoti, bhavaṅgampi āvajjanādīni vīthicittānipi. Когда ворота города заперты, для воров нет входа, точно так же в момент побуждения возникшая нравственность и прочее соответствует хорошо охраняемым вратам: поток сознания, направление и прочее и процесс познания.
Tasmā javanakkhaṇe uppajjamānopi cakkhundriye saṃvaroti vutto. Поэтому сказано об обузданности способности зрения, возникающей в момент побуждения.
Idha cāyaṃ satisaṃvaro adhippetoti veditabbo. Здесь следует понимать, что подразумевается сдержанность с помощью памятования.
Cakkhundriyasaṃvarena saṃvuto cakkhundriyasaṃvarasaṃvuto, upetoti vuttaṃ hoti.
Tathā hi, pātimokkhasaṃvarasaṃvutoti imassa vibhaṅge "iminā pātimokkhasaṃvarena upeto hoti - pe - samannāgato"ti (vibha. 511) vuttaṃ.
Taṃ ekajjhaṃ katvā cakkhundriyasaṃvarena saṃvutoti evamattho veditabbo.
Atha vā saṃvarīti saṃvuto, thakesi pidahīti vuttaṃ hoti.
Cakkhundriye saṃvarasaṃvuto cakkhundriyasaṃvarasaṃvuto, cakkhundriyasaṃvarasaññitaṃ satikavāṭaṃ cakkhudvāre, gharadvāre kavāṭaṃ viya saṃvari thakesi pidahīti vuttaṃ hoti.
Ayameva cettha attho sundarataro.
Tathā hi "cakkhundriyasaṃvaraṃ asaṃvutassa viharato saṃvutassa viharato"ti etesu padesu ayameva attho dissati.
Viharatīti evaṃ cakkhundriyasaṃvarasaṃvuto yena kenaci iriyāpathavihārena viharati. "Пребывает" - таким образом сдержанный в способности зрения пребывает нахождением в каком-либо положении тела.
Yañhissātiādimhi yaṃ cakkhundriyasaṃvaraṃ assa bhikkhuno asaṃvutassa athaketvā apidahitvā viharantassāti evamattho veditabbo.
Atha vā, ye-kārassa yanti ādeso.
Hikāro ca padapūraṇo, ye assāti attho.
Uppajjeyyunti nibbatteyyuṃ.
Āsavā vighātapariḷāhāti cattāro āsavā ca aññe ca vighātakarā kilesapariḷāhā vipākapariḷāhā ca. "Те влечения, досады и перевозбуждения" - четыре вида влечений и другое порождающее досаду, перевозбуждение от влечений и перевозбуждение от последствий.
Cakkhudvāre hi iṭṭhārammaṇaṃ āpāthagataṃ kāmassādavasena assādayato abhinandato kāmāsavo uppajjati, īdisaṃ aññasmimpi sugatibhave labhissāmīti bhavapatthanāya assādayato bhavāsavo uppajjati, sattoti vā sattassāti vā gaṇhantassa diṭṭhāsavo uppajjati, sabbeheva sahajātaṃ aññāṇaṃ avijjāsavoti cattāro āsavā uppajjanti. Ведь во вратах зрения пришедший приятный образ благодаря усладе чувственных желаний/удовольствий от услады и восхищения возникает влечение к чувственным удовольствиям, "я получу такой же в другом благом уделе" - благодаря усладе устремления к быванию возникает влечение к быванию, когда схвачена [идея] "существо" или "[принадлежащее] существу" возникает влечение к взглядам, сопровождающее всё это незнание [есть] влечение к неведению. Так возникают четыре вида влечений.
Tehi sampayuttā apare kilesā vighātapariḷāhā, āyatiṃ vā tesaṃ vipākā. Связанные с ними остальные умственные загрязнения - досада и перевозбуждение, или в будущем их последствия.
Tepi hi asaṃvutasseva viharato uppajjeyyunti vuccanti. Ведь они возникают лишь у живущего без обуздания.
Evaṃsa teti evaṃ assa te.
Evaṃ etena upāyena na honti, no aññathāti vuttaṃ hoti.
Esa nayo paṭisaṅkhā yoniso sotindriyasaṃvarasaṃvutotiādīsu. По тому же принципу основательно рефлексируя обуздывается слух и прочее.
Ime vuccanti, bhikkhave, āsavā saṃvarā pahātabbāti ime chasu dvāresu cattāro cattāro katvā catuvīsati āsavā saṃvarena pahātabbāti vuccanti. "Монахи, вот что называется влечениями, которые следует устранять с помощью обуздания" - этим сказано, что в шести вратах сделав по четыре, следует устранять с помощью обуздания 24 влечения.
Sabbattheva cettha satisaṃvaro eva saṃvaroti veditabbo. Здесь везде под обузданием следует понимать только обуздание памятованием.
Saṃvarāpahātabbaāsavavaṇṇanā niṭṭhitā.

Влечения, устраняемые с помощью использования Таблица Палийский оригинал

23.Paṭisaṅkhā yoniso cīvarantiādīsu yaṃ vattabbaṃ, taṃ sabbaṃ visuddhimagge sīlakathāyaṃ vuttameva. "Основательно рефлексируя я использую одеяние" - что нужно сказать на эту тему, всё это как сказано в Висуддхимагге в объяснении нравственности. Тут: https://tipitaka.theravada.su/node/table/32889
Все комментарии (1)
Yañhissāti yaṃ cīvarapiṇḍapātādīsu vā aññataraṃ assa.
Appaṭisevatoti evaṃ yoniso appaṭisevantassa.
Sesaṃ vuttanayameva.
Kevalaṃ panidha aladdhaṃ cīvarādiṃ patthayato laddhaṃ vā assādayato kāmāsavassa uppatti veditabbā. Но здесь желание неполученного одеяния и прочего и усладу от полученного следует во всех случаях понимать как возникновение влечения к чувственным удовольствиям.
Īdisaṃ aññasmimpi sampattibhave sugatibhave labhissāmīti bhavapatthanāya assādayato bhavāsavassa, ahaṃ labhāmi na labhāmīti vā mayhaṃ vā idanti attasaññaṃ adhiṭṭhahato diṭṭhāsavassa uppatti veditabbā. "Я получу такое в мире успеха, в благом уделе" - благодаря усладе устремления к быванию возникает влечение к быванию, "я получу или не получу" или "это моё" - у так определившего распознавание себя/своего возникает влечение к взглядам. Вот как это нужно понимать.
Sabbeheva pana sahajāto avijjāsavoti evaṃ catunnaṃ āsavānaṃ uppatti vipākapariḷāhā ca navavedanuppādanatopi veditabbā. Всему этому сопутствует влечение к неведению - так следует понимать возникновение четырёх влечений, а также результирующего перевозбуждения и возникновение нового ощущения.
Imevuccanti, bhikkhave, āsavā paṭisevanā pahātabbāti ime ekamekasmiṃ paccaye cattāro cattāro katvā soḷasa āsavā iminā ñāṇasaṃvarasaṅkhātena paccavekkhaṇapaṭisevanena pahātabbāti vuccanti. "Монахи, вот что называется влечениями, которые следует устранять с помощью использования", - умножив каждую предпосылку [4 шт] на четыре и получив 16 штук, они называются влечениями, которые следует устранять путём использования с пересмотром (размышлением), что также считается обузданием с помощью знания.
Paṭisevanāpahātabbaāsavavaṇṇanā niṭṭhitā.

Влечения, устраняемые с помощью выдержки Таблица Палийский оригинал

24.Paṭisaṅkhā yoniso khamo hoti sītassāti upāyena pathena paccavekkhitvā khamo hoti sītassa sītaṃ khamati sahati, na avīrapuriso viya appamattakenapi sītena calati kampati kammaṭṭhānaṃ vijahati. "Основательно рефлексируя, терпеливо переносит холод": целесообразно и по верному пути перересмотрев, терпеливо переносит холод - холод терпит, выдерживает, не подобно трусливому человеку, который даже от слабого холода дрожит, колеблется и оставляет предмет медиации.
Apica kho lomasanāgatthero viya anappakenāpi sītena phuṭṭho na calati na kampati, kammaṭṭhānameva manasi karoti. И также как старший монах Ломасанага, когда он подвергся сильному холоду, он не дрожал, не колебался и только работал с предметом медитации.
Thero kira cetiyapabbate piyaṅguguhāyaṃ padhānaghare viharanto antaraṭṭhake himapātasamaye lokantarikaniraye paccavekkhitvā kammaṭṭhānaṃ avijahantova abbhokāse vītināmesi. Якобы монах на горе Четия проживая в доме для медитации у пещеры Пиянгу в период года "между восьмёрками" во время снегопада поразмышляв об адах между мирами не оставив предмет медитации проводил время на открытом пространстве.
Evaṃ uṇhādīsupi atthayojanā veditabbā. Так [же] следует понимать объяснение смысла в отношении жары и прочего.
Kevalañhi yo bhikkhu adhimattampi uṇhaṃ sahati sveva thero viya, ayaṃ "khamo uṇhassā"ti veditabbo. Ведь тот монах всегда выдерживает чрезмерную жару как тот же самый монах, так следует понимать "переносит жару".
Thero kira gimhasamaye pacchābhattaṃ bahicaṅkame nisīdi. Якобы тот монах в жаркое время года после обеда сидел на внешней стороне дорожки для медитации.
Kammaṭṭhānaṃ manasikaronto sedāpissa kacchehi muccanti. Работая с предметом медитации у него из подмышек тёк пот.
Atha naṃ antevāsiko āha "idha, bhante, nisīdatha, sītalo okāso"ti. Однажды его ученик сказал: "Почтенный, сядьте здесь, в прохладном месте".
Thero "uṇhabhayenevamhi āvuso idha nisinno"ti avīcimahānirayaṃ paccavekkhitvā nisīdiyeva. Старший монах ответил "Друг, я сижу здесь, боясь жара" и только продолжал сидеть там, размышляя о великом аде Авичи.
Uṇhanti cettha aggisantāpova veditabbo. И под "жаром" здесь следует понимать жар от огня.
Sūriyasantāpavasena panetaṃ vatthu vuttaṃ. Но этот предмет (жар от огня?) объяснён благодаря жару от солнца.
Yo ca dve tayo vāre bhattaṃ vā pānīyaṃ vā alabhamānopi anamatagge saṃsāre attano pettivisayūpapattiṃ paccavekkhitvā avedhento kammaṭṭhānaṃ na vijahatiyeva. И тот, кто два или три раза еду или питьё не получив, поразмыслив о своих рождениях в мире голодных духов в не имеющей начала сансаре, непоколебимо не оставляет предмет медитации.
Adhimattehi ḍaṃsamakasavātātapasamphassehi phuṭṭho cāpi tiracchānūpapattiṃ paccavekkhitvā avedhento kammaṭṭhānaṃ na vijahatiyeva. И также подвергаясь сильному воздействию оводов, мух, ветра и жары, поразмыслив о своих рождениях животным он непоколебимо не оставляет предмет медитации.
Sarīsapasamphassena phuṭṭho cāpi anamatagge saṃsāre sīhabyagghādimukhesu anekavāraṃ parivattitapubbabhāvaṃ paccavekkhitvā avedhento kammaṭṭhānaṃ na vijahatiyeva padhāniyatthero viya. И также подвергаясь нападению ползающих существ, поразмыслив о бесчисленных случаях, когда в безначальной сансаре он попадался в пасть львам, тиграм и прочим в прошлых жизнях, он непоколебимо не оставляет предмет медитации.
Ayaṃ "khamo jighacchāya - pe - sarīsapasamphassāna"nti veditabbo. Так следует понимать "терпеливо переносит голод ... нападения ползающих существ".
Theraṃ kira khaṇḍacelavihāre kaṇikārapadhāniyaghare ariyavaṃsaṃ suṇantaṃ ghoraviso sappo ḍaṃsi. Якобы в монастыре Кхандачела в оранжерее цветов Каникара (?) одного монаха, слушавшего наследие благородных (Дхамму) укусила очень ядовитая змея. Эта история упоминается здесь: https://www.theravada.su/node/957/grid#tu82477
Все комментарии (1)
Thero jānitvāpi pasannacitto nisinno dhammaṃyeva suṇāti. Монах, поняв это, сидя с довольным умом продолжал слушать Дхамму.
Visavego thaddho ahosi. Несмотря на действие яда монах остался непоколебим. Судя по падежам здесь скорее "скорость распространения яда осталась стабильной".
Все комментарии (1)
Thero upasampadamaṇḍalaṃ ādiṃ katvā sīlaṃ paccavekkhitvā parisuddhasīlohamasmīti pītiṃ uppādesi. Монах пересмотрел свою нравственность с момента приёма в полноправные члены ордена, зародил у себя восторг с мыслью "моя нравственность чиста".
Saha pītuppādā visaṃ nivattitvā pathaviṃ pāvisi. Вместе с возникновением восторга яд повернув назад ушёл в землю.
Thero tattheva cittekaggataṃ labhitvā vipassanaṃ vaḍḍhetvā arahattaṃ pāpuṇi. Монах в тот момент обрёл однонаправленность ума, развил прозрение и достиг архатства.
Yo pana akkosavasena durutte duruttattāyeva ca durāgate api antimavatthusaññite vacanapathe sutvā khantiguṇaṃyeva paccavekkhitvā na vedhati dīghabhāṇakaabhayatthero viya. Но тот, кто из-за оскорбления, обращения плохими словами, неприязенной речью... плохого обращения, отношения как к самому низкому, услышав такую речь, подумав только о благом качестве терпения не колеблется - как монах Абхая, декламатор Дигха Никаи.
Ayaṃ "khamo duruttānaṃ durāgatānaṃ vacanapathāna"nti veditabbo. Так следует понимать "обладает выдержкой ... по отношению к неприветливой, неприязненной речи".
Thero kira paccayasantosabhāvanārāmatāya mahāariyavaṃsappaṭipadaṃ kathesi, sabbo mahāgāmo āgacchati. Якобы этот монах объяснял практику великого наследия благородных об удовлетворённости принадлежностями и любви к медитации, [слушать это] приходила вся большая деревня.
Therassa mahāsakkāro uppajjati. Монах стал получать большие дары.
Taṃ aññataro mahāthero adhivāsetuṃ asakkonto dīghabhāṇako ariyavaṃsaṃ kathemīti sabbarattiṃ kolāhalaṃ karosītiādīhi akkosi. Другой старший монах, будучи неспособен стерпеть это с мыслью "это я буду объяснять наследие благородных как декламатор Дигха Никаи", выступил с обвинением "он всю ночь издаёт шум" и подобными.
Ubhopi ca attano attano vihāraṃ gacchantā gāvutamattaṃ ekapathena agamaṃsu. Когда они возвращались в свои монастыри, им приходилось идти одну гавуту по одной и той же дороге.
Sakalagāvutampi so taṃ akkosiyeva. Пока они шли всю эту гавуту, один только и делал, что обвинял другого.
Tato yattha dvinnaṃ vihārānaṃ maggo bhijjati, tattha ṭhatvā dīghabhāṇakatthero taṃ vanditvā "esa, bhante, tumhākaṃ maggo"ti āha. Тогда, встав в том месте, где идущая к двум монастырям дорога разделялась, монах-декламатор Дигха Никаи выразил почтение другому и сказал "почтенный, это ваша дорога".
So asuṇanto viya agamāsi. Тот пошёл, как будто ничего не слышал.
Theropi vihāraṃ gantvā pāde pakkhāletvā nisīdi. И монах придя в монастырь помыв ноги сел.
Tamenaṃ antevāsiko "kiṃ, bhante, sakalagāvutaṃ paribhāsantaṃ na kiñci avocutthā"ti āha. Ученик сказал: "Почтенный, почему когда вас целую гавуту поносили, вы ничего не сказали в ответ?".
Thero "khantiyeva, āvuso, mayhaṃ bhāro, na akkhanti. Старший монах ответил: "Друг, моим долгом является лишь терпение, а не нетерпение.
Ekapaduddhārepi kammaṭṭhānaviyogaṃ na passāmī"ti āha. Даже при поднятии одной ноги я не вижу расставания с предметом медитации".
Ettha ca vacanameva vacanapathoti veditabbo. И здесь "речь" здесь следует понимать только как изречение.
Yo pana uppannā sārīrikā vedanā dukkhamanaṭṭhena dukkhā, bahalaṭṭhena tibbā, pharusaṭṭhena kharā, tikhiṇaṭṭhena kaṭukā, assādavirahato asātā, manaṃ avaḍḍhanato amanāpā, pāṇaharaṇasamatthatāya pāṇaharā adhivāsetiyeva, na vedhati. Но он возникшие телесные ощущения из-за мук - мучительные, ... - острые, ... -резкие, ... - жгучие, ... - тягостные, ... - неприятные, ... - угрожающие жизни только терпит, не дрожит.
Evaṃ sabhāvo hoti cittalapabbate padhāniyatthero viya. Такова его сущность, как у монаха Падхании с горы Читтала.
Ayaṃ "uppannānaṃ - pe - adhivāsanajātiko"ti veditabbo. Так следует понимать "возникшие ... угрожающие жизни".
Therassa kira rattiṃ padhānena vītināmetvā ṭhitassa udaravāto uppajji. Якобы у этого монаха, который провёл ночь в приложении усилий, в положении стоя в животе возник ветер.
So taṃ adhivāsetuṃ asakkonto āvattati parivattati. Не будучи способен это терпеть он стал крутиться и вертеться.
Tamenaṃ caṅkamapasse ṭhito piṇḍapātiyatthero āha "āvuso, pabbajito nāma adhivāsanasīlo hotī"ti. Стоящий сбоку от дорожки для медитации монах Пиндапатия сказал ему: "Друг, тот, кто отрёкся от мира, называется тем, кто имеет терпение как образ действия".
So "sādhu, bhante"ti adhivāsetvā niccalo sayi. Он согласился со словами "хорошо, почтенный" и лёг без движения.
Vāto nābhito yāva hadayaṃ phāleti. Ветер пронзил его от пупка до сердца.
Thero vedanaṃ vikkhambhetvā vipassanto muhuttena anāgāmī hutvā parinibbāyīti. Монах, подавив это ощущение, с прозрением в миг став невозвращающимся (подкомм.: архатом), достиг окончательной ниббаны.
Yañhissāti sītādīsu yaṃkiñci ekadhammampi assa. "У того" - у того, у кого присутствует какой-либо из факторов, таких как холод и прочие.
Anadhivāsayatoti anadhivāsentassa akkhamantassa. "Не проявляющего выдержку" - не выдерживающего, не терпящего.
Sesaṃ vuttanayameva. Остальное как было объяснено ранее.
Āsavuppatti panettha evaṃ veditabbā. Но возникновение влечений здесь следует понимать следующим образом.
Sītena phuṭṭhassa uṇhaṃ patthayantassa kāmāsavo uppajjati, evaṃ sabbattha. У подвергающегося холоду и желающего тепла возникает влечение к чувственным удовольствиям. Так происходит и в остальных случаях.
Natthi no sampattibhave sugatibhave sītaṃ vā uṇhaṃ vāti bhavaṃ patthayantassa bhavāsavo. "В счастливом мире, в благом уделе у нас не будет ни холода ни жары" - такое желание бывания есть влечение к быванию.
Mayhaṃ sītaṃ uṇhanti gāho diṭṭhāsavo. Хватка [взглядов] "это мой холод, это моя жара" соответствует влечению к взглядам.
Sabbeheva sampayutto avijjāsavoti. И связанным со всеми является влечение к неведению.
"Ime vuccanti - pe - adhivāsanā pahātabbā"ti ime sītādīsu ekamekassa vasena cattāro cattāro katvā aneke āsavā imāya khantisaṃvarasaṅkhātāya adhivāsanāya pahātabbāti vuccantīti attho. "Вот что называется влечениями, которые следует устранять с помощью выдержки" - смысл в том, что множественные влечения, если взять холод и прочее по отдельности и умножить на четыре, называются влечениями, которые следует устранять с помощью выдержки, являющейся обузданием путём терпения.
Ettha ca yasmā ayaṃ khanti sītādidhamme adhivāseti, attano upari āropetvā vāsetiyeva. И здесь поскольку это терпение выносит холод и другие невзгоды, оно лишь приводит к жизни как водружённое над человеком.
Na asahamānā hutvā nirassati, tasmā "adhivāsanā"ti vuccatīti veditabbā. Став отказавшимся от нетерпения отбрасывает, поэтому сказано "выдержка". Так это следует понимать.
Adhivāsanāpahātabbaāsavavaṇṇanā niṭṭhitā.

Влечения, устраняемые с помощью избегания Таблица Палийский оригинал

25.Paṭisaṅkhāyoniso caṇḍaṃ hatthiṃ parivajjetīti ahaṃ samaṇoti caṇḍassa hatthissa āsanne na ṭhātabbaṃ. "Основательно рефлексируя, избегает вспыльчивых слонов, вспыльчивых лошадей": [думая] "я отшельник" не следует стоять рядом со вспыльчивыми слонами.
Tatonidānañhi maraṇampi siyā maraṇamattampi dukkhanti evaṃ upāyena pathena paccayena paccavekkhitvā caṇḍaṃ hatthiṃ parivajjeti paṭikkamati. "Ведь из-за этого можно погибнуть и такая смерть мучительна" - целесообразно и по верному пути пересмотрев, вспыльчивого слона избегает, сторонится.
Esa nayo sabbattha. По тому же принципу с остальными.
Caṇḍanti ca duṭṭhaṃ, vāḷanti vuttaṃ hoti. "Вспыльчивый" - дурной, этим объяснён хищник.
Khāṇunti khadirakhāṇuādiṃ.
Kaṇṭakaṭṭhānanti kaṇṭakānaṃ ṭhānaṃ, yattha kaṇṭakā vijjanti, taṃ okāsanti vuttaṃ hoti.
Sobbhanti sabbato paricchinnataṭaṃ.
Papātanti ekato chinnataṭaṃ.
Candanikanti ucchiṭṭhodakagabbhamalādīnaṃ chaḍḍanaṭṭhānaṃ.
Oḷigallanti tesaṃyeva sakaddamādīnaṃ sandanokāsaṃ.
Taṃ jaṇṇumattampi asucibharitaṃ hoti, dvepi cetāni ṭhānāni amanussaduṭṭhāni honti.
Tasmā tāni vajjetabbāni.
Anāsaneti ettha pana ayuttaṃ āsanaṃ anāsanaṃ, taṃ atthato aniyatavatthukaṃ rahopaṭicchannāsananti veditabbaṃ. "Неподходящие места [для сидения]" - здесь неуместные места являются неподходящие места, их нужно понимать как предметы "неопределённых" правил - скрытые и уединённые места для сидения.
Agocareti etthapi ca ayutto gocaro agocaro, so vesiyādibhedato pañcavidho. "Неподходящая среда" - здесь неуместная среда является неподходящей средой, она бывает пяти видов, такое как общество проституток и прочих. Видимо они перечислены тут: https://www.theravada.su/translations/Comments/99695
Все комментарии (1)
Pāpake mitteti lāmake dussīle mittapatirūpake, amitte vā. "Дурные друзья": низменные, безнравственные, ложные друзья или недруги.
Bhajantanti sevamānaṃ.
Viññū sabrahmacārīti paṇḍitā buddhisampannā sabrahmacārayo, bhikkhūnametaṃ adhivacanaṃ. "Мудрые товарищи по монашеской жизни": мудрые, умные товарищи по монашеской жизни, это синоним монахов.
Te hi ekakammaṃ ekuddeso samasikkhatāti imaṃ brahmaṃ samānaṃ caranti, tasmā sabrahmacārīti vuccanti.
Pāpakesu ṭhānesūti lāmakesu ṭhānesu.
Okappeyyunti saddaheyyuṃ, adhimucceyyuṃ "addhā ayamāyasmā akāsi vā karissati vā"ti. "Посчитать у него возможными (подозревать)": поверить, склоняться к следующему: "несомненно этот почтенный сделал или сделает".
Yañhissāti hatthiādīsu yaṃkiñci ekampi assa.
Sesaṃ vuttanayameva.
Āsavuppatti panettha evaṃ veditabbā. Но возникновение влечений нужно понимать следующим образом.
Hatthiādinidānena dukkhena phuṭṭhassa sukhaṃ patthayato kāmāsavo uppajjati. Будучи затронут страданием, обусловленным слонами и прочим, от желания счастья возникает влечение к чувственным удовольствиям.
Natthi no sampattibhave sugatibhave īdisaṃ dukkhanti bhavaṃ patthentassa bhavāsavo. "Такого страдания у нас не будет в счастливом мире, в благом уделе"- такое желание бывания есть влечение к быванию.
Maṃ hatthī maddati, maṃ assoti gāho diṭṭhāsavo. "Слон топчет меня, это моя лошадь" - такого рода хватка есть влечение к быванию.
Sabbeheva sampayutto avijjāsavoti. И связанным со всеми является влечение к неведению.
Ime vuccanti - pe - parivajjanā pahātabbāti ime hatthiādīsu ekekassa vasena cattāro cattāro katvā aneke āsavā iminā sīlasaṃvarasaṅkhātena parivajjanena pahātabbāti vuccantīti veditabbā. "Вот что называется влечениями, которые следует устранять с помощью избегания" - смысл в том, что множественные влечения, если взять слонов и прочих по отдельности и умножить на четыре, называются влечениями, которые следует устранять с помощью избегания, являющегося обузданием путём нравственности.
Parivajjanāpahātabbaāsavavaṇṇanā niṭṭhitā.

Влечения, устраняемые с помощью изгнания Таблица Палийский оригинал

26.Paṭisaṅkhāyoniso uppannaṃ kāmavitakkaṃ nādhivāsetīti "iti pāyaṃ vitakko akusalo, itipi sāvajjo, itipi dukkhavipāko, so ca kho attabyābādhāya saṃvattatī"tiādinā nayena yoniso kāmavitakke ādīnavaṃ paccavekkhitvā tasmiṃ tasmiṃ ārammaṇe uppannaṃ jātamabhinibbattaṃ kāmavitakkaṃ nādhivāseti, cittaṃ āropetvā na vāseti, abbhantare vā na vāsetītipi attho. "Основательно рефлексируя, не терпит возникшей мысли чувственного желания": "потому эта мысль неблаготворна, потому она осуждается, потому она приводит к страданию, и она ведёт к болезням для себя" - таким и другими способами основательно продумав опасности мысли чувственного желания, в том или ином предмете возникшую, рождённую и появившуюся мысль чувственного желания отбрасывает, уведя ум не пребывает в ней или не позволяет ей жить в себе.
Anadhivāsento kiṃ karotīti? Что он делает, когда не терпит?
Pajahati chaḍḍeti. Он отбрасывает, выбрасывает её.
Kiṃ kacavaraṃ viya piṭakenāti? Как, с помощью корзины, как выбрасывают мусор?
Na hi, apica kho naṃ vinodeti tudati vijjhati nīharati. Нет. Скорее он уничтожает её, пронзает её, протыкает её, изгоняет её.
Kiṃ balibaddaṃ viya patodenāti? Как, с помощью хлыста, как изгоняют упряжное животное?
Na hi, atha kho naṃ byantīkaroti vigatantaṃ karoti. Нет. Скорее он "рассеивает её", приводя к тому, что от неё не осталось никаких остатков,
Yathāssa antopi nāvasissati antamaso bhaṅgamattampi, tathā naṃ karoti. поступая так, что никаких остатков её не остаётся, даже в сознании жизненного континуума (подсознании). bhaṅga видимо подразумевается bhavaṅga
Все комментарии (1)
Kathaṃ pana naṃ tathā karotīti? Но как он это делает?
Anabhāvaṃ gametīti anu anu abhāvaṃ gameti, vikkhambhanappahānena yathā suvikkhambhito hoti, tathā karotīti vuttaṃ hoti. Он искореняет её" - снова и снова приводит к её несуществованию. Смысл в том, что он делает так, что она становится хорошо подавленной подавлением и отбрасыванием.
Esa nayo byāpādavihiṃsāvitakkesu. Аналогично с мыслями недоброжелательности и причинения вреда.
Ettha ca kāmavitakkoti "yo kāmapaṭisaṃyutto takko vitakko micchāsaṅkappo"ti vibhaṅge (vibha. 910) vutto. И здесь мысль чувственного желания объяснена в Вибханге: "Та мысль, помысел, связанная с чувственным желанием, ненадлежащее намерение".
Esa nayo itaresu. Остальное по тому же принципу.
Uppannuppanneti uppanne uppanne, uppannamatteyevāti vuttaṃ hoti. "Возникшей": по мере и когда они возникают, как только они возникают.
Sakiṃ vā uppanne vinodetvā dutiyavāre ajjhupekkhitā na hoti, satakkhattumpi uppanne uppanne vinodetiyeva. Когда они возникли раз и были уничтожены, он не относится к ним с безразличием, когда они возникают во второй раз, он уничтожает их даже когда они появляются сотни раз.
Pāpake akusaleti lāmakaṭṭhena pāpake, akosallatāya akusale. "Дурные и неблаготворные": дурные в смысле низменные, неблаготворные в смысле неблаготворности.
Dhammeti teyeva kāmavitakkādayo sabbepi vā nava mahāvitakke. "Способов умственного поведения" - это те же мысли, начиная с мысли о чувственных удовольствиях, или это могут быть девять основных мирских мыслей,
Tattha tayo vuttā eva. среди которых только эти три перечислены здесь,
Avasesā "ñātivitakko janapadavitakko amaravitakko parānuddayatāpaṭisaṃyutto vitakko lābhasakkārasilokapaṭisaṃyutto vitakko anavaññattipaṭisaṃyutto vitakko"ti (mahāni. 207) ime cha. а остальные - это мысли о родственниках, стране, бессмертии, чужой доброте, мысли о доходах, почёте и репутации, а также об отсутствии презрения со стороны других. Объясняются тут:
Все комментарии (1)
Yañhissāti etesu vitakkesu yaṃkiñci assa, sesaṃ vuttanayameva. "Те, которые могут": среди этих мыслей какие-бы ни были, остальное как объяснено выше.
Kāmavitakko panettha kāmāsavo eva. Здесь мысль чувственного желания - это только влечение к чувственным удовольствиям.
Tabbiseso bhavāsavo. Его разновидность - влечение к быванию.
Taṃsampayutto diṭṭhāsavo. Связанное с ним - влечение к взглядам.
Sabbavitakkesu avijjāsavoti evaṃ āsavuppattipi veditabbā. Во всех мыслях влечение к неведению. Так следует понимать возникновение влечений.
Ime vuccanti - pe - vinodanā pahātabbāti ime kāmavitakkādivasena vuttappakārā āsavā iminā tasmiṃ tasmiṃ vitakke ādīnavapaccavekkhaṇasahitena vīriyasaṃvarasaṅkhātena vinodanena pahātabbāti vuccantīti veditabbā. "Вот что называется влечениями, которые следует устранять с помощью изгнания": эти влечения, имеющие благодаря мыслям чувственного желания и прочего вышеобъяснённые качества в той или иной мысли сопровождаемые этим размышлением об опасности следует устранять с помощью изгнания, являющегося сдержанностью путём усердия.
Vinodanāpahātabbaāsavavaṇṇanā niṭṭhitā.

Влечения, устраняемые с помощью развития Таблица Палийский оригинал

27.Paṭisaṅkhā yoniso satisambojjhaṅgaṃ bhāvetīti abhāvanāya ādīnavaṃ, bhāvanāya ca ānisaṃsaṃ upāyena pathena paccavekkhitvā satisambojjhaṅgaṃ bhāveti, esa nayo sabbattha. "Основательно рефлексируя, развивает памятование как фактор Постижения": он развивает памятование как фактор постижения целесообразно и по верному пути обдумав опасность не развития и пользу развития. Во всех остальных случаях по тому же принципу.
Ettha ca kiñcāpi ime uparimaggattayasamayasambhūtā lokuttarabojjhaṅgā eva adhippetā, tathāpi ādikammikānaṃ bojjhaṅgesu asammohatthaṃ lokiyalokuttaramissakena nesaṃ nayena atthavaṇṇanaṃ karissāmi. И здесь подразумеваются только надмирские факторы постижения, - любые из тех, что возникли во время трёх высших путей, и поэтому я не объясняю смысл через начальные факторы постижения, состоящие из смеси мирского и надмирского с целью прекращения заблуждения.
Idha pana lokiyanayaṃ pahāya lokuttaranayo eva gahetabbo. Но здесь следует понимать только по надмирскому принципу, оставив мирское.
Tattha satisambojjhaṅgantiādinā nayena vuttānaṃ sattannaṃ ādipadānaṃyeva tāva – Здесь "памятование как фактор постижения" и прочие будут объяснены по 7 разделам (?):
Atthato lakkhaṇādīhi, kamato ca vinicchayo;
Anūnādhikato ceva, viññātabbo vibhāvinā.
Tattha satisambojjhaṅge tāva saraṇaṭṭhena sati. Здесь в памятовании как факторе постижения памятование приведено в смысле воспоминания.
Sā panesā upaṭṭhānalakkhaṇā, apilāpanalakkhaṇā vā. Её характеристикой является установление или упоминание.
Vuttampi hetaṃ "yathā, mahārāja, rañño bhaṇḍāgāriko rañño sāpateyyaṃ apilāpeti, ettakaṃ, mahārāja, hiraññaṃ, ettakaṃ suvaṇṇaṃ, ettakaṃ sāpateyyanti, evameva kho, mahārāja, sati uppajjamānā kusalākusalasāvajjānavajjahīnapaṇītakaṇhasukkasappaṭibhāge dhamme apilāpeti. Ведь сказано: "Представь, государь, что казначей царя-миродержца докладывает по утрам и вечерам царю-миродержцу: «Столько-то у тебя, владыка, слонов, столько-то конницы, столько-то колесниц, столько-то пехоты, столько-то золотых монет, столько-то золота, столько-то прочего имущества.... Вот точно так же, государь, когда возникает памятование, оно упоминает все явления.
Ime cattāro satipaṭṭhānā"ti (mi. pa. 2.1.13) vitthāro. Эти четыре способа установления памятования" - таково подробное объяснение.
Apilāpanarasā. Его функцией является упоминание.
Kiccavaseneva hissa etaṃ lakkhaṇaṃ therena vuttaṃ. Его характеристика была объяснена старшим монахом (Нагасеной) через функцию.
Asammosarasā vā. Либо ей функцией является отсутствие спутанности.
Gocarābhimukhabhāvapaccupaṭṭhānā. Оно проявляется как имеющее характеристику устремлять к пастбищу (подкомм: к предмету медитации).
Sati eva sambojjhaṅgo satisambojjhaṅgo.
Tattha bodhiyā bodhissa vā aṅgoti bojjhaṅgo. Он ведёт или является составляющей частью постижения, поэтому он называется фактором постижения.
Kiṃ vuttaṃ hoti? Что этим объяснено?
Yā hi ayaṃ dhammasāmaggī, yāya lokiyalokuttaramaggakkhaṇe uppajjamānāya līnuddhaccapatiṭṭhānāyūhana-kāmasukhattakilamathānuyoga-ucchedasassatābhinivesādīnaṃ anekesaṃ upaddavānaṃ paṭipakkhabhūtāya satidhammavicayavīriyapītipassaddhisamādhiupekkhāsaṅkhātāya dhammasāmaggiyā ariyasāvako bujjhatīti katvā "bodhī"ti vuccati. Ведь есть гармония факторов. В момент возникновения мирского и надмирского пути благодаря их сущности как противников таких множественных невзгод как стремление к укреплению вялости и неугомонности, стремление к чувственному счастью в чувственных удовольствиях, стремление причинять себе муки, склонности к взгляду о полном уничтожении или вечной жизни и прочему гармония факторов, называемых памятованием, исследованием явлений, усердием, восторгом, расслаблением, собранностью ума и безмятежным наблюдением пробуждает последователя благородных. Поэтому оно зовётся "постижением" (пробуждением).
Bujjhatīti kilesasantānaniddāya uṭṭhahati, cattāri vā ariyasaccāni paṭivijjhati, nibbānameva vā sacchikarotīti vuttaṃ hoti. "Пробуждает" - пробуждает из непрерывного сна умственных загрязнений, постигает четыре реальности для благородных или только осуществляет (переживает) ниббану - вот что этим сказано. похоже это комментаторское https://tipitaka.theravada.su/search.php?scope=text&search=kilesasant%C4%81nanidd%2A представление о сне как-то естес...
Все комментарии (2)
Yathāha "satta bojjhaṅge bhāvetvā anuttaraṃ sammāsambodhiṃ abhisambuddho"ti. Согласно сказанному: "Развив семь факторов постижения непревзойдённым совершенным постижением постиг".
Tassā dhammasāmaggisaṅkhātāya bodhiyā aṅgotipi bojjhaṅgo, jhānaṅgamaggaṅgādayo viya.
Yopesa yathāvuttappakārāya etāya dhammasāmaggiyā bujjhatīti katvā ariyasāvako "bodhī"ti vuccati, tassa bodhissa aṅgotipi bojjhaṅgo, senaṅgarathaṅgādayo viya.
Tenāhu aṭṭhakathācariyā "bujjhanakassa puggalassa aṅgāti vā bojjhaṅgā"ti.
Apica "bojjhaṅgāti kenaṭṭhena bojjhaṅgā? И также "факторы постижения" - с какой целью это факторы постижения?
Bodhāya saṃvattantīti bojjhaṅgā, bujjhantīti bojjhaṅgā, anubujjhantīti bojjhaṅgā, paṭibujjhantīti bojjhaṅgā, sambujjhantīti bojjhaṅgā"tiādinā (paṭi. ma. 3.17) paṭisambhidānayenāpi attho veditabbo. "Они ведут к постижению, поэтому это факторы постижения, они постигшие... они более постигшие... они ещё более постигшие... они полностью постигшие, поэтому это факторы постижения." - так нужно понимать смысл по принципу Патисамбхидамагги. Ачария Буддараккхита пишет: bujjhanti здесь соответствует прозрению пути вхождения в поток, anubujjhanti - соответствует прозрению плода вхождения в п...
Все комментарии (1)
Pasattho sundaro vā bojjhaṅgoti sambojjhaṅgo.
Evaṃ sati eva sambojjhaṅgo satisambojjhaṅgo.
Taṃ satisambojjhaṅgaṃ.
Evaṃ tāva ekassa ādipadassa atthato lakkhaṇādīhi ca vinicchayo viññātabbo.
Dutiyādīsu pana catusaccadhamme vicinātīti dhammavicayo. Но во втором и прочих факторах различение явлений называется так, потому что оно различает факторы четырёх реальностей [для благородных].
So pana vicayalakkhaṇo, obhāsanaraso, asammohapaccupaṭṭhāno. Характеристикой его является различение, его функцией является подсвечивание, оно проявляется как отсутствие заблуждений.
Vīrabhāvato vidhinā īrayitabbato ca vīriyaṃ.
Taṃ paggahalakkhaṇaṃ, upatthambhanarasaṃ, anosīdanapaccupaṭṭhānaṃ. Его (усердия) характеристикой является приложение усилий, его функцией является поддержка, оно проявляется как непотопление.
Pīṇayatīti pīti.
Sā pharaṇalakkhaṇā, tuṭṭhilakkhaṇā vā, kāyacittānaṃ pīṇanarasā, tesaṃyeva odagyapaccupaṭṭhānā. Его (восторга) характеристикой является распространение или восторженность, его функцией является радование ума, он проявляется как его приподнятое состояние.
Kāyacittadarathapassambhanato passaddhi.
Sā upasamalakkhaṇā, kāyacittadarathanimmaddanarasā, āyacittānaṃ aparipphandanabhūtasītibhāvapaccupaṭṭhānā. Его (расслабления) характеристикой является успокоение, его функцией является сокрушение тревог тела и ума, оно проявляется как неколебание и спокойствие тела и ума (подкомм: быть противником неугомонности и прочих загрязнений). āyacittānaṃ видимо kāyacittānaṃ, который выше
Все комментарии (1)
Samādhānato samādhi.
So avikkhepalakkhaṇo, avisāralakkhaṇo vā, cittacetasikānaṃ sampiṇḍanaraso, cittaṭṭhitipaccupaṭṭhāno. Её (собранности ума) характеристикой является равновесие или нерассеяние, её функцией является соединение умственных состояний и умственных факторов, она проявляется как стабильность ума.
Ajjhupekkhanato upekkhā.
Sā paṭisaṅkhānalakkhaṇā, samavāhitalakkhaṇā vā, ūnādhikatānivāraṇarasā, pakkhapātupacchedarasā vā, majjhattabhāvapaccupaṭṭhānā. Его (безмятежного наблюдения) характеристикой является памятование или равное ведение, его функцией является предотвращение недостатка и избытка или его функцией является ослаблять пристрастность, она проявляется как нейтральность. См. тут https://tipitaka.theravada.su/p/372466
Все комментарии (1)
Sesaṃ vuttanayameva.
Evaṃ sesapadānampi atthato lakkhaṇādīhi ca vinicchayo viññātabbo.
Kamatoti ettha ca "satiñca khvāhaṃ, bhikkhave, sabbatthikaṃ vadāmī"ti (saṃ. ni. 5.234) vacanato sabbesaṃ sesabojjhaṅgānaṃ upakārakattā satisambojjhaṅgova paṭhamaṃ vutto.
Tato paraṃ "so tathā sato viharanto taṃ dhammaṃ paññāya pavicinatī"tiādinā (vibha. 469) nayena sesabojjhaṅgānaṃ pubbāpariyavacane payojanaṃ sutteyeva vuttaṃ.
Evamettha kamatopi vinicchayo viññātabbo.
Anūnādhikatoti kasmā pana bhagavatā satteva bojjhaṅgā vuttā anūnā anadhikāti. "Ни больше ни меньше" - почему же Благословенный объяснил лишь семь факторов постижения, ни больше и не меньше?
Līnuddhaccapaṭipakkhato sabbatthikato ca. Для преодоления вялости и неугомонности и полезное всегда.
Ettha hi tayo bojjhaṅgā līnassa paṭipakkhā. Ведь здесь три фактора постижения являются противниками вялости.
Yathāha – "yasmiñca kho, bhikkhave, samaye līnaṃ cittaṃ hoti, kālo tasmiṃ samaye dhammavicayasambojjhaṅgassa bhāvanāya, kālo vīriyasambojjhaṅgassa bhāvanāya, kālo pītisambojjhaṅgassa bhāvanāyā"ti (saṃ. ni. 5.234). Согласно сказанному: "Монахи, и в то время, когда ум вялый, в то время подходящее время для развития исследования явлений как фактора постижения, подходящее время для развития усердия как фактора постижения, подходящее время для развития восторга как фактора постижения".
Tayo uddhaccassa paṭipakkhā. Три являются противниками неугомонности.
Yathāha – "yasmiñca kho, bhikkhave, samaye uddhataṃ cittaṃ hoti, kālo tasmiṃ samaye passaddhisambojjhaṅgassa bhāvanāya, kālo samādhisambojjhaṅgassa bhāvanāya, kālo upekkhāsambojjhaṅgassa bhāvanāyā"ti (saṃ. ni. 5.234). Согласно сказанному: "Монахи, и в то время, когда ум неспокоен, подходящий момент для развития расслабления как фактора постижения, подходящий момент для развития собранности ума как фактора постижения, подходящий момент для развития безмятежного наблюдения как фактора постижения".
Eko panettha sabbatthiko. Но один фактор полезен всегда.
Yathāha – "satiñca khvāhaṃ, bhikkhave, sabbatthikaṃ vadāmī"ti. Согласно сказанному: "Монахи, памятование полезно всегда, говорю я".
"Sabbatthaka"ntipi pāṭho, dvinnampi sabbattha icchitabbanti attho.
Evaṃ līnuddhaccapaṭipakkhato sabbatthikato ca satteva bojjhaṅgā vuttā anūnā anadhikāti, evamettha anūnādhikatopi vinicchayo viññātabbo. Так объяснены факторы постижения (по 3) для преодоления вялости и неугомонности и (1) полезный всегда - семь, ни больше, ни меньше. Так стоит понимать объяснение в части "ни больше ни меньше".
Evaṃ tāva "satisambojjhaṅga"ntiādinā nayena vuttānaṃ sattannaṃ ādipadānaṃyeva atthavaṇṇanaṃ ñatvā idāni bhāveti vivekanissitantiādīsu evaṃ ñātabbā.
Bhāvetīti vaḍḍheti, attano cittasantāne punappunaṃ janeti abhinibbattetīti attho. "Развивает" - увеличивает, вновь и вновь зарождает его в своей непрерывности ума, в смысле порождает.
Vivekanissitanti viveke nissitaṃ.
Vivekoti vivittatā. "Уединение" - одиночество.
Svāyaṃ tadaṅgaviveko vikkhambhanasamucchedapaṭippassaddhi nissaraṇavivekoti pañcavidho. Оно подразделяется на 5 видов: уединение путём замены, уединение путём подавления, уединение путём искоренения, уединение путём успокоения, уединение путём освобождения.
Tassa nānattaṃ "ariyadhamme avinīto"ti ettha vuttanayeneva veditabbaṃ.
Ayameva hi tattha vinayoti vutto.
Evaṃ etasmiṃ pañcavidhe viveke.
Vivekanissitanti tadaṅgavivekanissitaṃ samucchedavivekanissitaṃ nissaraṇavivekanissitañca satisambojjhaṅgaṃ bhāvetīti ayamattho veditabbo. "Основанный на уединении" - основанный на уединении путём замены, основанный на уединении путём искоренения, основанный на уединении путём освобождения развивает памятование как фактор постижения: так следует понимать здесь смысл.
Tathā hi ayaṃ bojjhaṅgabhāvanānuyutto yogī vipassanākkhaṇe kiccato tadaṅgavivekanissitaṃ, ajjhāsayato nissaraṇavivekanissitaṃ, maggakāle pana kiccato samucchedavivekanissitaṃ, ārammaṇato nissaraṇavivekanissitaṃ satisambojjhaṅgaṃ bhāveti. Ведь здесь этот практикующий, занимающийся развитием факторов постижения в момент прозрения основывается на уединении с точки зрения функции, устремляясь основывается на уединении путём освобождения, но в момент пути он основывается на уединении путём искоренения с точки зрения функции, с точи зрения опоры он развивает памятование как фактор постижения, основываясь на уединении путём освобождения.
Pañcavidhavivekanissitantipi eke, te hi na kevalaṃ balavavipassanāmaggaphalakkhaṇesu eva bojjhaṅge uddharanti, vipassanāpādakakasiṇajjhānaānāpānāsubhabrahmavihārajjhānesupi uddharanti.
Na ca paṭisiddhā aṭṭhakathācariyehi.
Tasmā tesaṃ matena etesaṃ jhānānaṃ pavattikkhaṇe kiccato eva vikkhambhanavivekanissitaṃ.
Yathā ca "vipassanākkhaṇe ajjhāsayato nissaraṇavivekanissita"nti vuttaṃ, evaṃ paṭippassaddhivivekanissitampi bhāvetīti vattuṃ vaṭṭati.
Esa nayo virāganissitādīsu.
Vivekaṭṭhā eva hi virāgādayo.
Kevalañhettha vossaggo duvidho pariccāgavossaggo ca pakkhandanavossaggo cāti. Здесь везде "оставление" двух видов: оставление путём отбрасывания и оставление путём продвижения.
Tattha pariccāgavossaggoti vipassanākkhaṇe ca tadaṅgavasena, maggakkhaṇe ca samucchedavasena kilesappahānaṃ. Здесь под оставление путём отбрасывания - это прекращение умственных загрязнений в момент прозрения благодаря замене и в момент пути благодаря искоренению.
Pakkhandanavossaggoti vipassanākkhaṇe tanninnabhāvena, maggakkhaṇe pana ārammaṇakaraṇena nibbānapakkhandanaṃ. Под оставлением путём продвижения понимается склонность к нему в момент прозрения, но в момент пути благодаря функции опоры продвижение к ниббане.
Tadubhayampi imasmiṃ lokiyalokuttaramissake atthavaṇṇanānaye vaṭṭati.
Tathā hi ayaṃ satisambojjhaṅgo yathāvuttena pakārena kilese pariccajati, nibbānañca pakkhandati. Ведь здесь это памятование как фактор постижения по объяснённому принципу отбрасывает загрязнение и продвигает к ниббане.
Vossaggapariṇāminti iminā pana sakalena vacanena vossaggattaṃ pariṇamantaṃ pariṇatañca paripaccantaṃ paripakkañcāti.
Idaṃ vuttaṃ hoti "ayañhi bojjhaṅgabhāvanānuyutto bhikkhu yathā satisambojjhaṅgo kilesapariccāgavossaggattaṃ nibbānapakkhandanavossaggattañca paripaccati, yathā ca paripakko hoti, tathā naṃ bhāvetī"ti. [Приводящий к оставлению] Вот что здесь сказано: "Ведь этот занимающийся развитием факторов постижения монах развивает его когда приводит к зрелости памятование как фактор постижения, приводящий к оставлению в смысле отбрасывания умственных загрязнений и приводящий к оставлению в смысле прыжка к ниббане. И также когда он полностью зрел".
Esa nayo sesabojjhaṅgesu. По тому же принципу остальные факторы постижения.
Idha pana nibbānaṃyeva sabbasaṅkhatehi vivittattā viveko, sabbesaṃ virāgabhāvato virāgo, nirodhabhāvato nirodhoti vuttaṃ. Но здесь через уединение от всего конструированного, затухание всего, прекращение объяснена лишь ниббана.
Maggo eva ca vossaggapariṇāmī, tasmā satisambojjhaṅgaṃ bhāveti vivekaṃ ārammaṇaṃ katvā pavattiyā vivekanissitaṃ. И лишь путь является приводящим к оставлению, поэтому практикующий развивает памятование как фактор постижения сделав опорой уединение, с опорой деятельности на уединение.
Tathā virāganissitaṃ nirodhanissitaṃ. То же самое с опорой на затухание и прекращение.
Tañca kho ariyamaggakkhaṇuppattiyā kilesānaṃ samucchedato pariccāgabhāvena ca nibbānapakkhandanabhāvena ca pariṇataṃ paripakkanti ayameva attho daṭṭhabbo.
Esa nayo sesabojjhaṅgesu.
Yañhissāti etesu bojjhaṅgesu yaṃkiñci assa.
Sesaṃ vuttanayameva.
Āsavuppattiyaṃ panettha imesaṃ uparimaggattayasampayuttānaṃ bojjhaṅgānaṃ abhāvitattā ye uppajjeyyuṃ kāmāsavo bhavāsavo avijjāsavoti tayo āsavā, bhāvayato evaṃsa te āsavā na hontīti ayaṃ nayo veditabbo. Но здесь в части возникновения влечений, три вида влечений - влечение к чувственным удовольствиям, влечение к быванию, влечение к неведению - возникают при отсутствии развития связанных с тремя высшими путями факторов постижения. У того, кто развил их, влечений нет. Так здесь следует понимать принцип.
Ime vuccanti - pe - bhāvanā pahātabbāti ime tayo āsavā imāya maggattayasampayuttāya bojjhaṅgabhāvanāya pahātabbāti vuccantīti veditabbā. "Вот что называется влечениями, которые следует устранять с помощью развития" - это следует понимать, что эти три вида влечений следует устранять с помощью развития факторов постижения, связанных с тремя (высшими) путями.
28.Idāni imehi sattahākārehi pahīnāsavaṃ bhikkhuṃ thomento āsavappahāne cassa ānisaṃsaṃ dassento eteheva ca kāraṇehi āsavappahāne sattānaṃ ussukkaṃ janento yato kho, bhikkhave - pe - antamakāsi dukkhassāti āha. Восхвалив монахам прекращение влечений семью путями, объясняя им пользу прекращения влечений, зарождая у них желание прекращения влечений именно этими способами он сказал "Когда у монаха ... конец страданию".
Tattha yato khoti sāmivacane tokāro, yassa khoti vuttaṃ hoti.
Porāṇā pana yasmiṃ kāleti vaṇṇayanti.
Ye āsavā dassanā pahātabbāti ye āsavā dassanena pahātabbā, te dassaneneva pahīnā honti, na appahīnesuyeva pahīnasaññī hoti. "Те влечения, которые следует устранять с помощью видения" - те влечения, которые следует устранять с помощью видения, устранены с помощью только видения, не путём мнения об устранении в том, в ком они не устранены.
Evaṃ sabbattha vitthāro.
Sabbāsavasaṃvarasaṃvutoti sabbehi āsavapidhānehi pihito, sabbesaṃ vā āsavānaṃ pidhānehi pihito.
Acchecchitaṇhanti sabbampi taṇhaṃ chindi, saṃchindi samucchindi.
Vivattayi saṃyojananti dasavidhampi saṃyojanaṃ parivattayi nimmalamakāsi.
Sammāti hetunā kāraṇena.
Mānābhisamayāti mānassa dassanābhisamayā pahānābhisamayā ca.
Arahattamaggo hi kiccavasena mānaṃ passati, ayamassa dassanābhisamayo.
Tena diṭṭho pana so tāvadeva pahīyati diṭṭhavisena diṭṭhasattānaṃ jīvitaṃ viya.
Ayamassa pahānābhisamayo.
Antamakāsi dukkhassāti evaṃ arahattamaggena sammā mānassa diṭṭhattā pahīnattā ca ye ime "kāyabandhanassa anto jīrati (cūḷava. 278).
Haritantaṃ vā"ti (ma. ni. 1.304) evaṃ vuttaantimamariyādanto ca, "antamidaṃ, bhikkhave, jīvikāna"nti (itivu. 91; saṃ. ni. 3.80) evaṃ vuttalāmakanto ca, "sakkāyo eko anto"ti (a. ni. 6.61) evaṃ vuttakoṭṭhāsanto ca, "esevanto dukkhassa sabbapaccayasaṅkhayā"ti (saṃ. ni. 2.51) evaṃ vuttakoṭanto cāti evaṃ cattāro antā, tesu sabbasseva vaṭṭadukkhassa antaṃ catutthakoṭisaṅkhātaṃ antimakoṭisaṅkhātaṃ antamakāsi paricchedaṃ parivaṭumaṃ akāsi.
Antimasamussayamattāvasesaṃ dukkhaṃ akāsīti vuttaṃ hoti.
Attamanā te bhikkhūti sakamanā tuṭṭhamanā, pītisomanassehi vā sampayuttamanā hutvā.
Bhagavato bhāsitaṃ abhinandunti idaṃ dukkhassa antakiriyāpariyosānaṃ bhagavato bhāsitaṃ sukathitaṃ sulapitaṃ, evametaṃ bhagavā evametaṃ sugatāti matthakena sampaṭicchantā abbhanumodiṃsūti.
Sesamettha yaṃ na vuttaṃ, taṃ pubbe vuttattā ca suviññeyyattā ca na vuttaṃ.
Tasmā sabbaṃ vuttānusārena anupadaso paccavekkhitabbaṃ.
Bhāvanāpahātabbaāsavavaṇṇanā niṭṭhitā.
Papañcasūdaniyā majjhimanikāyaṭṭhakathāya
Sabbāsavasuttavaṇṇanā niṭṭhitā.
Метки: влечения